Турция: кому - война, а кому - мать родна…

Юрий Веселов

В конце прошедшей недели кабинет министров Турции разрешил руководству министерства обороны самостоятельно принимать решение на проведение трансграничных военных акций с целью обеспечения безопасности приграничных с Ираком и Сирией районов. Таким образом, турецкому командованию дано право без согласования с правительствами соседних государств вводить войска на их территорию и вести ограниченные по масштабу военные действия против незаконных вооруженных формирований.

Следует отметить, что подобные меры турецкие военные активно применяли в конце 90-х годов в Ираке и Восточной Анатолии в ходе карательных акций против боевых отрядов оппозиционной Рабочей партии Курдистана (РПК, лидер – Абдалла Оджалан). Отдельные акции проводились против активистов РПК на территории Ирана.

В соответствии с правительственным разрешением несколько механизированных подразделений сухопутных войск ВС Турции на ряде участков государственной границы были введены в Сирию на глубину от пяти до десяти километров. На северо-востоке они вышли к окрестностям города Кобани и, не вступая в вооруженные столкновения с отрядами исламских боевиков, позволяют им в течение нескольких недель вести осаду гарнизона курдских формирований пешмерга.

К так называемой коалиции сил, провозгласивших намерение участвовать в подавлении активности вооруженных отрядов "Исламского государства" в Ираке и Сирии, формально присоединилась Голландия, направив в регион военных инструкторов. Вместе с тем курдские политические лидеры открыто признают неэффективность авиационных ударов по объектам исламских формирований, которые наносят боевые самолеты ВВС США и Великобритании, и выступают за поставки им тяжелого оружия.

Сирийские курды обвиняют руководство Турции в молчаливом пособничестве действиям исламских экстремистов, многие из которых прошли военную и специальную подготовку в учебных центрах турецкой армии. Находящиеся в непосредственной близости к Кобани турецкие войска блокировали возможный коридор для поставки осажденным в городе курдам оружия и боеприпасов.

На прошлой неделе полиция Турции в нескольких городах жестко разогнала митинговавших турецких курдов, требовавших вмешательства национальной армии для защиты своих соплеменников в Сирии от геноцида со стороны исламского интернационала. При этом количество курдских, армянских и ассирийских беженцев, покинувших Кобани, превысило 180 тысяч, большая часть которых направилась именно в Турцию.

Турецкое руководство традиционно болезненно относилось к проблеме курдов, которые политическими (или иными) средствами боролись за право на создание собственного независимого государства, и жестко подавляло все выступления этой группы населения. Иракский Курдистан, еще при Саддаме Хусейне получивший статус национальной автономии с широкими политическими и другими правами, рассматривался турками в контексте потенциальной угрозы выхода этого региона из состава Ирака.

Начало протестов в Сирии, всецело поддержанное в Анкаре, способствовало ослаблению влияния Дамаска в районах традиционного проживания курдов в приграничье с Турцией. Действуя исключительно дипломатическими средствами, турки стремились не допустить появления и роста в Сирийском Курдистане сепаратистских настроений, активизации идеи получения независимости путем объединения с иракскими и турецкими соплеменниками. Когда же эти настроения появились и начали усиливаться, турецкое руководство для ослабления "еретиков" натравило на сирийских курдов исламский интернационал в лице бандформирований "Джабхат ан-Нусра", впоследствии ставших составной частью "Исламского государства".

В этих условиях сирийские курды при поддержке своих соплеменников из Ирака нанесли ряд серьезных поражений исламистскому интернационалу, отряды которого понесли серьезные потери и были вынуждены отступить на иракскую территорию, населенную преимущественно суннитами, примкнув к движению "Исламское государство". Это противоречило планам турецкого руководства. После переформирования и восполнения потерь они снова начали наступление на курдов в северных провинциях Сирии.

Итак, нынешний президент и бывший премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган, являющийся ярым сторонником насильственного свержения президента Сирии Башара Асада, был вынужден вслед за США, Британией и другими партнерами по НАТО объявить "крестовый поход" против "Исламского государства". Как показывают разворачивающиеся на севере Сирии события, Турция преследует исключительно корыстные цели – блокировать сирийских курдов, воспрепятствовать оказанию им помощи со стороны правительственных сил и курдов Ирака, сохранить боеспособность отрядов исламистского интернационала.

Поддержание в этом регионе постоянного вооруженного конфликта ничем не угрожает Турции, позволяя ее руководству беспрепятственно контролировать часть территории Сирии, демонстрировать мировому сообществу свою "вражду" к исламскому экстремизму, а союзникам – приверженность политике устранения Башара Асада с политической арены.

Кроме этого, своим военным присутствием на сирийской территории Анкара усиливает безопасность пролегающих здесь каналов поставки нефти, от продажи которой она имеет немалую выгоду. Показательным стал тот факт, что боевая авиация США через месяц после начала бомбежек сирийской территории уничтожила два нефтеперерабатывающих предприятия, находившихся под контролем правительственных сил. Однако нефтепромыслы в зоне ответственности "Исламского государства" остаются целыми невредимыми.

Правду говорят: кому - война, а кому – мать родна.