Белая книга Нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине (Часть 2.)

Министерство иностранных дел Российской Федерации

БЕЛАЯ КНИГА НАРУШЕНИЙ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ПРИНЦИПА ВЕРХОВЕНСТВА ПРАВА НА УКРАИНЕ

(НОЯБРЬ 2013 — МАРТ 2014)

(Часть 2.)

Вооружение, экипировка и тактика участников «Евромайдана». Свидетельства умышленного совершения насилия и провокаций так называемыми мирными манифестантами

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.)

Статья 2. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы… для защиты любого лица от противоправного насилия.

Статья 3. Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Полученные в рамках проекта «Общественное расследование нарушения прав человека на Украине», реализуемого НКО «Фонд исследования проблем демократии», свидетельства позволяют четко идентифицировать наличие среди участников «Евромайдана» большой и постоянно действующей группы активистов-боевиков численностью до нескольких тысяч человек, которая организовывала нападения, обстрелы, избиения и убийства сотрудников правоохранительных органов, диссидентов (участников митингов с политической позицией, не совпадающей с «Майданом»), захваты государственных зданий и т.д.

Для этой группы был характерен высокий уровень оснащения огнестрельным и холодным оружием, различными спецсредствами (гранаты, газ и т.д.) и средствами радиосвязи, индивидуальной защиты (армейские и служебные бронежилеты и шлемы, щиты, наколенники и налокотники, маски, респираторы, противогазы и т.д.), владение специфическими тактическими приемами групповых действий, посменная работа с организацией отдыха старых и подхода свежих резервов, организация мелкосерийного производства самодельных взрывчатых устройств и наличие системы обучения других активистов. Свидетели также отмечают высокий уровень владения участниками протестных акций навыками использования отравляющих веществ раздражающего действия, в том числе различных газов неизвестного происхождения, от которых не спасали штатные респираторы, которыми были оснащены правоохранительные органы, а также дыма от подожженных покрышек и дымовых шашек.

По мнению свидетелей, именно эта группа являлась единственной постоянно присутствовавшей и наиболее активно действовавшей на «Евромайдане» силой. При этом свидетели отмечают высокий уровень как психологической, так и организационной поддержки этой группы со стороны других участников «евромайдана»: оправдание их насильственных и противоправных действий, участие в изготовлении «коктейлей Молотова» и самодельных взрывчатых устройств, разборе площадей и мостовых на брусчатку, доставка камней для применения против милиции, участие в провокационных действиях, поджог покрышек, укрывание активистов-боевиков в общей массе митингующих от правоохранительных органов, участие в сооружении баррикад и т.д.

Все опрошенные свидетели обратили вниманием на хорошую экипировку и подготовленность боевиков. При этом отмечается, что в самом начале событий использовались самодельные защитные приспособления — спортивная экипировка, строительные, велосипедные каски, щитки на руки и ноги. Свидетели указывают на характерные особенности самодельного вооружения боевиков — палки, дубины, топоры, которые были модернизированы для увеличения поражающего эффекта путем наваривания на них железных шипов, кусков циркулярной пилы, увеличения рукояток бытовых топоров и т.д.

Широко использовалось травматическое оружие, пневматические винтовки с оптическими прицелами, переоборудованные ракетницы и т.д. На достаточно высоком уровне было организовано производство «коктейлей Молотова», в которые добавляли специальные химические компоненты, приближавшие их поражающие свойства к напалму. После начала активной фазы действий у боевиков появились элементы штатной армейской или специальной экипировки и средств индивидуальной защиты (бронежилеты, шлемы, каски).

Сотрудники подразделения милиции специального назначения «Беркут» заявляют о высоком качестве экипировки и оснащения боевиков: «Когда мы догнали одного, он был экипирован лучше, чем мы: щит армейский 16-тикилограммовый, щитки по рукам, пластины железные от ключицы до кисти. Ноги закрыты, шлем американский толстый, у нас таких нет, этот шлем даже от пули спасет».

Военнослужащий срочной службы внутренних войск МВД Украины, получивший огнестрельное ранение ноги, отмечает: «Конечно, они были подготовлены. Обмундирование у них было лучше, чем у нас. Бронежилеты. Каски у них были, как у спецподразделений. Очень дорогостоящие».

Другой сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут» свидетельствует: «У десятников, сотников очень хорошая форма, они хорошо вооружены. У каждого гарнитура, они и направляли других против нас. Когда в нас стреляли, щиты разворачивало так, будто в нас жаканами стреляли, как в крупнорогатую дичь, вот у товарища из щита был вырван кусок размером в пять копеек. В первых рядах их по форме было видно — находились боевики в военной экипировке НАТО, наколенниках, налокотниках шлемах. Их подразделения работали на передней линии (те, кто забрасывает „коктейлями Молотова“). Выходило, грубо говоря, что сотня работала полтора-два часа активно, потом подходила другая группа, свежая. У них действовало несколько волн из таких людей с хорошей экипировкой, определенным психологическим настроем, очень агрессивным».

Тимур, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», получивший ранение руки, отмечает: «У раненных врачи НАТОвские патроны в теле находили. У нас сейчас парень один уехал, у него, вроде как, 5,56 мм — патрон НАТО извлекли из легкого. А стреляли в нас очень интересно. Чтобы репортеры не увидели, что они стреляют, они вели огонь от бедра. То есть они прикрывали курткой оружие и когда убегали, стреляли от бедра. Поэтому очень много было ранений, днем все это происходило, в обед. В ноги очень много было ранений».

Иван, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», обратил внимание на использование в интересах мятежников беспилотных летательных аппаратов: «Я два раза видел беспилотники. Контроль за ними полностью со стороны Майдана был. Я не знаю, откуда у простых граждан профессиональные БПЛА».

Александр, получивший травму сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», также подчеркивает качество экипировки боевиков, в особенности представителей «Правого сектора»: «Экипировка у них была на профессиональном уровне. Все подвозилось. Бронежилеты, бронещиты, защитная экипировка рук, ног. У них все было. Там были такие отряды, я так понимаю, „Правый сектор“, который был полностью экипирован и вооружен. У них была армейская экипировка, бронежилеты, у некоторых была „песочка“, как у американцев. У нас таких бронежилетов нет. Там 4-ый, 5-ый класс защиты».

Виктор, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», рассказывает: «Там все великолепно режиссировалось. Никакого сумбура, произвольных движений там не было. На Банковской 1 декабря 2013 г. все четко было. Активисты забрасывали солдат камнями, цепями. Там присутствовала и значительная часть мирных митингующих, которые активных действий не вели. Практически все активисты — это у них отлично отработано — в момент наступления, когда „Беркут“ выходил вперед, тут же терялись в толпе».

Андрей, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», получивший огнестрельное ранение, указывает на координацию действий боевиков: «Как я понимаю, у них там были старшие. Потому что видно было, что некоторые люди ходят и делают какие-то знаки, координируют. Много таких случаев было. Выделялись люди в красной яркой одежде, типа горнолыжных костюмов. Я заметил, что стояли они через каждые 200–300 м в шахматном порядке. Было видно, что они становятся в „монолит“, но не умеют в 2–3 шеренги строиться, это мы умеем стоять на пассивном оттеснении. Вообще, их действия были похожи на французскую школу разгона митингов. Такая похожая тактика».

Тимур, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», получивший травму руки, отмечает слаженность действий боевиков: «Они действовали слаженно. Там есть какие-то офицеры, руководители группы. Потому что видно, когда народ обычный — они как попало бегают. Они не соображают. А есть отдельные группы, которые строят „монолиты“ щитами, которые передвигаются в составе группы, командой. Увидели опасность — отступают. Подготовленные люди, не месяц готовились, не два. Мне рассказывали, что они готовились чуть ли не два года. В разных местах. То, что видно сразу, это то, что люди были подготовленные, сто процентов. Даже говорить нечего».

Иван, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут»: «Они были подготовлены изначально, но у них не было навыков ведения самого боя. Опыта противостояния с нами. Но по мере того как развивались события, подходили люди более подготовленные. Видна тренированность. Изначально боевиков было около сотни, затем они разбивались на более мелкие группы, человек по 15, и начинали провоцировать нас, сначала в словесной форме, придирались к форменной одежде. Но потом делали более умно, пускали вперед женщин, молодежь, а сами прикрывались ими. Таких людей было человек 10–15, беременные женщины ходили. А провокация заключалась в том, что нам боевики сферы разбивали стальной проволокой 10–12 миллиметров толщиной, порезанной на кусочки сантиметров по 15–20. Именно стекло, забрало шлема. И сразу разбивали какую-то смесь, из-за которой минут 10–15 вообще ничего не видно. После этого боевики сразу отходили, и на их место подходили женщины с детьми и начинали сказки рассказывать о том, что они мирные».

О похожей тактике вспоминал и другой сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», получивший травму головы1: «Я видел, как сначала приходят люди, разговаривают, поют, затем резко сменяются, и в первые ряды выходят уже люди в масках, которые начинают использовать, например, газ в больших баллонах, специальный, которого даже мы не имели в то время в подразделении. После этого появляются группы, которые пытаются прорвать строй, нападают с палками на сотрудников милиции. Как только мы идем вперед, появляются мирные демонстранты и сразу начинают исполнять гимн Украины, песни разные».

Нарушения права на свободу мнения, убеждений, в том числе политических, права на их выражение. Ограничение свободы СМИ и запугивание несогласных. Цензура

Всеобщая декларация прав человека (10 декабря 1948 г.)

Статья 19. Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.)

Статья 10. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Международный пакт о гражданских и политических правах (16 декабря 1966 г.)

Статья 19. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.

Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств (Страсбург, 1 февраля 1995г.)

Статья 9. Стороны обязуются признавать, что право любого лица, принадлежащего к национальному меньшинству, на свободу выражения мнения включает свободу придерживаться какого-либо мнения и свободу получать и обмениваться информацией или идеями на языке меньшинства без вмешательства со стороны государственной власти и независимо от границ. В рамках своих правовых систем Стороны обеспечивают, чтобы лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, не подвергались дискриминации в отношении доступа к средствам информации.

27 ноября 2013 г. в Киеве ультраправые радикалы воспрепятствовали попытке левых активистов выйти на «Евромайдан» со своими лозунгами, вырывая у них из рук плакаты и вытесняя их за пределы митинга.

28 ноября 2013 г. около 30 активистов движения «Правый сектор», применив баллончики со слезоточивым газом, атаковали акцию за права женщин, проходившую в Киеве под лозунгами «Украинским женщинам — европейскую зарплату», «Европа — это оплачиваемые декретные отпуска» и др. В результате нападения пострадали два молодых человека и одна девушка.

4 декабря 2013 г. в Киеве несколько десятков правых радикалов, сторонников ВО «Свобода», напали на известных своими левыми взглядами активистов Конфедерации свободных профсоюзов Украины (КСПУ) братьев Левиных, раздававших агитационные материалы на ул. Крещатик. Нападавшие называли профсоюзных активистов «шавками». Анатолию Левину сломали ребра, Александру Левину сломали нос и рассекли скулу, Денис Левин пострадал от применения слезоточивого газа. Кроме этого, пострадало имущество КСПУ — нападавшие ножами изрезали палатку, сломали звукоусиливающую технику и украли электрогенератор.

22 декабря 2013 г. активисты ВО «Свобода» с применением физической силы выдворили из захваченного здания Киевской городской государственной администрации журналиста Виктора Гаценко, нецензурно оскорбляя его и угрожая расправой из-за его политических взглядов. Среди выталкивавших журналиста на улицу и угрожавших ему активистов были идентифицированы заместитель главы киевского отделения ВО «Свобода» Руслан Андрейко и один из лидеров партийной студенческой организации Артем Рубан.

18 февраля 2014 г. в Киеве был убит журналист газеты «Вести» Вячеслав Веремий. Неизвестные в масках с битами и огнестрельным оружием напали на такси, в котором он и его коллега по работе IT-специалист Алексей Лымаренко возвращались домой. Их и водителя вытащили из машины и жестоко избили. А. Лымаренко изуродовали лицо, а В. Веремий получил пулевое ранение в грудь, от которого вскоре умер. По заявлению Союза журналистов Украины, нарушения прав работников СМИ в ходе «революционных событий» были беспрецедентными. Один журналист (В. Веремий) был убит, 167 сотрудников СМИ были ранены, десятки подверглись разного рода нападениям. Наличие редакционного удостоверения или надписи «пресса» на одежде не спасали от нападений и уничтожения профессиональной техники.

20 февраля 2014 г. доктор наук, профессор кафедры славянской филологии Национального университета имени Т.Г. Шевченко П. Прудяков дал интервью одному из российских телеканалов, после чего ему по инициативе ректора университета было предложено немедленно написать заявление об увольнении из университета. П. Прудяков отказался. На него было оказано беспрецедентное давление, включая угрозу увольнения по статье «Грубое нарушение трудовой дисциплины». Студентов филфака призывали написать коллективное обличительное письмо (студенты категорически отказались это делать). Несколько раз П. Прудякова склоняли к уходу из университета на внеочередных экстренных заседаниях кафедры, хотя ученый является одним из ведущих в мире специалистов в своей области.

27 февраля 2014 г. директор украинского информационного агентства «ГолосUA» Оксана Ващенко обратилась к действующим силовым структурам Украины с просьбой предотвратить возможный захват офиса данного агентства и защитить его журналистов от посягательства экстремистских организаций. Однако в начале марта 2014 г. офис информагентства «ГолосUA» был захвачен боевиками «Правого сектора». Основная часть сотрудников была вынуждена уйти в отпуск за свой счет, меньшая часть переехала в другое помещение, сохраняя все меры конспирации. Ультранационалисты обвинили руководство агентства в «искажении информации о народной революции».

28 февраля 2014 г. украинская телеведущая В. Сюмар была назначена заместителем секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины. Свою деятельность в новом качестве она сразу начала с оказания грубого давления на государственные центральные телеканалы Украины — по сути ввела цензуру. В частности, руководству УТР (второй государственный канал, осуществляет иновещание) в ультимативной форме было заявлено о необходимости перейти в режим «контрпропаганды». В. Сюмар подчеркнула, что «телеканал недостаточно ведет контрпропаганду против России». В результате УТР был переориентирован на англоязычное вещание с привлечением одиозных антироссийских спикеров. Аналогичные процессы характерны для редакций Национального радио Украины.

5 марта 2014 г. в центре Киева на Майдане радикалы схватили и затащили в палатку напротив Дома профсоюзов репортера информационного агентства «Навигатор» С. Рулева, который приехал на площадь для съемки репортажа об антивоенном митинге. Журналист был жестоко избит, у него отобрали документы, телефон и фотоаппарат. Поводом для агрессии послужило то, что ранее С. Рулев готовил репортажи о сотрудниках «Беркута».

6 марта 2014 г. в Донецке Службой безопасности Украины арестован и отправлен в Киев избранный в ходе народного схода 1 марта 2014 г. народным губернатором Донецкой области гражданский активист Павел Губарев, выступавший за непризнание пришедшей в результате государственного переворота новой киевской власти и проведение референдума о дальнейшей судьбе Донбасса.

8 марта 2014 г. милиция Днепропетровска задержала 7 российских журналистов, мотивируя свои действия тем, что россиян якобы интересовали только «отдельные провокационные сюжеты».

10 марта 2014 г. народный депутат Верховной Рады и лидер Радикальной партии Украины О. Ляшко с группой подельников избил депутата Луганского областного совета, руководителя общественной организации «Молодая гвардия» Арсена Клинчаева, выступающего за федерализацию Украины и придание русскому языку статуса государственного. Избиение происходило в кабинете начальника УМВД по Луганской области В. Гуславского и при его полном попустительстве. Угрожая расправой, А. Клинчаеву запретили участвовать в пророссийских акциях и высказывать на них свою позицию. В то же день А. Клинчаев был арестован сотрудниками службы безопасности Украины и отправлен в Киев.

11 марта 2014 г. взятый под контроль «новыми властями» Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания потребовал от провайдеров до 19:00 прекратить ретрансляцию в своих сетях передач российских телеканалов «Вести», «Россия 24», «Первый канал», «РТР Планета», «НТВ — Мир».

11 марта 2014 г. Киевский суд поместил под домашний арест бывшего главу Харьковской областной госадминистрации М. Добкина. В конце февраля 2014 г. М. Добкин подал в отставку, чтобы принять участие в президентских выборах 25 мая. На посту губернатора области он жестко критиковал сторонников «Евромайдана».

11 марта 2014 г., по сообщениям, поступающим от русскоязычных жителей Украины, «во всех городах страны» были отключены российские телеканалы. Ранее аналогичные жалобы поступали из г. Горловка Донецкой области, где местным провайдером «Интерсеть» были отключены телеканалы «НТВ» и «РТР», и Харькова, где были отключены «Первый канал», «Россия» и «НТВ». При этом, как отмечают исследователи и социологи, до 90 процентов телеэфира занимали передачи на русском языке.

13 марта 2014 г. Киевский суд поместил под домашний арест мэра Харькова Г. Кернеса, который ранее неоднократно выражал свое несогласие с происходящими на Украине политическими процессами, в том числе связанными с силовым захватом власти сторонниками «Евромайдана».

13 марта 2014 г. Службой безопасности Украины арестован и отправлен в Киев народный губернатор Луганщины Александр Харитонов. На сайте руководителя Прогрессивной социалистической партии Украины жена А. Харитонова обратилась с открытым письмом о нарушении ее гражданских прав и прав ее мужа: «Убеждена, что претензии, предъявленные СБУ моему мужу, его обвинения в совершении тяжких преступлений (в подрыве национальной безопасности Украины и силовом захвате государственной власти) не соответствуют действительности и предъявлены с целью расправы над мужем за его политические убеждения. Угрозы, прозвучавшие на Майдане и распространяемые в СМИ Украины: „Москалей на ножи!“, „Слава нации — смерть врагам!“, он, как и другие, воспринял как угрозу его жизни и безопасности нашей семьи. Поэтому и только поэтому он, как и другие луганчане, вышел на мирную акцию протеста. Я хотела встретиться с мужем, увидеть его, оказать ему моральную поддержку от себя и своих детей, однако мне отказали в свидании».

14 марта 2014 г. крупнейшая общественно-политическая газета Украины — еженедельник «2000» прекратила свое существование в бумажном варианте по причине жесткого политического давления и цензурной политики «новой власти». Редакция не исключает полного прекращения работы в связи с угрозами захвата офиса в Киеве. Газета в течение многих лет публиковала критические материалы о политиках, оказавшихся сегодня у власти. Сразу после смены власти в стране крупнейшая киевская типография «Пресса Украины» объявила о пересмотре контракта с редакцией «2000» в одностороннем порядке. Расценки были искусственно подняты в несколько раз выше рыночных и обговоренных в прежнем контракте.

15 марта 2014 г. боевики из так называемой самообороны Майдана блокировали здание украинского телеканала «Интер» и потребовали смены его руководства из-за информационной политики телеканала. В адрес руководителей телеканала, журналистов и ведущих поступали угрозы (через СМС, звонки, соцсети), не прекратившиеся даже после изменений в редакционной политике. Давление на руководство «Интера» особенно усилилось после ареста в начале марта 2014 г. его ведущего акционера Д. Фирташа.

17 марта 2014 г. неизвестными был задержан один из руководителей протестного движения г. Одессы, лидер «Народной альтернативы» А. Давидченко. Неизвестные люди в черной форме без знаков различия схватили общественного деятеля, затащили его в автомобиль с транзитными номерами и увезли в неизвестном направлении. Соратники А. Давидченко полагают, что операцию проводили сотрудники СБУ и что лидер «Народной альтернативы» вывезен в г. Киев.

18 марта 2014 г. группа депутатов Верховной Рады Украины от ВО «Свобода» во главе с И. Мирошниченко и известным актером Б. Бенюком (народный артист Украины) прибыла в офис Первого национального канала Украины (НТКУ) и заставила его генерального директора А. Пантелеймонова написать заявление об увольнении. А. Пантелеймонов, комментируя позже инцидент в эфире, заявил, что депутаты имели с ним «долгий и назойливый разговор». Кадры, выложенные в Интернете, свидетельствуют, что депутаты били А. Пантелеймонова по лицу и голове. Его обвинили в том, что возглавляемый им телеканал показал в прямом эфире обращение Президента России к Федеральному Собранию Российской Федерации по Крыму, а это-де «не патриотично». А. Пантелеймонова называли «москалюкой» и постоянно напоминали ему, что НТКУ якобы распространял ложь о событиях на Майдане.

18 марта 2014 г. давлению подвергались сотрудники областного телевидения в Чернигове. Несколько десятков вооруженных гранатами и холодным оружием местных активистов «Правого сектора», ворвавшись в здание телерадиокомпании, заблокировали большую часть помещений и потребовали у гендиректора написать заявление об уходе. Причина одна — «пособник старого режима».

19 марта 2014 г. был похищен журналист сетевого издания «Сегодня.ру» Алексей Худяков, который с 28 февраля 2014 г. в соответствии с выписанным ему редакционным заданием находился в Донецке (за время командировки им было подготовлено и опубликовано пять статей и новостных заметок, в которых он высказывал критические взгляды в отношении радикальных пронацистских групп и «новым властям» в Киеве). Рядом с А. Худяковым остановился тонированный фургон, из которого без объяснения своих действий выскочили люди в масках и затолкали его в автомобиль. После этого на него надели наручники, а на голову — темный мешок, обыскали и привезли в лес. Один из похитителей представился сотрудником СБУ, однако предъявить какие-либо документы отказался. После этого А. Худякова начали запугивать, в том числе прямыми угрозами его жизни и жизни его родственников (заставили перечислить их имена и фамилии с указанием телефонов). Похитители внушали ему, что он «неправильно оценивает сложившуюся ситуацию». Под угрозами его заставили зачитать на видеокамеру неизвестный ему текст на украинском языке, а также подписать документы о том, что он готов работать на Службу безопасности Украины. В случае разглашения факта похищения злоумышленники угрожали расправой ему и его родственникам. После этого у него были изъяты украинские сим-карты для телефонов, карта памяти для телефона, уничтожены фото-и видеоматериалы и адресная книга в телефоне. Журналист был отвезен на пограничный пункт на границе с Россией и передан пограничникам для депортации.

19 марта 2014 г. в Виннице группа ультраправых членов так называемого Народного трибунала в грубой форме потребовала от главного врача областной детской клинической больницы Т. Антонец добровольно уйти с занимаемой должности, поскольку она публично не отреклась от Партии регионов и не осудила «преступления прежней власти». Радикалы заявили, что в случае неподчинения с главврачом поступят «по законам сурового революционного времени».

19 марта 2014 г. назначенный де-факто властями в Киеве губернатор Донецкой области С.Тарута заявил, что в Донецк должны прибыть дополнительные подразделения милиции из Днепропетровской и Кировоградской областей, чтобы «утихомирить сторонников независимости Донбасса».

20 марта 2014 г. в Донецке задержаны российские журналисты телеканала «Россия-1» А. Бузоладзе, С. Елисеева, С. Завидова, М. Исакова. У россиян изъяли документы и вывезли на контрольно-пропускной пункт «Васильевка», где удерживали несколько часов без объяснения причин, после чего выдворили с территории Украины.

20 марта 2014 г. в Одессе представители так называемой самообороны Майдана потребовали от генерального директора областного телевидения М. Аксеновой написать заявление об увольнении, угрожая физической расправой.

20 марта 2014 г. Управление Службы безопасности Украины по Луганской области предприняло серию шагов по ликвидации общественного объединения «Луганская гвардия», выступающего за федерализацию Украины и придание русскому языку статуса государственного. Арестовано три активиста, прошли обыски в офисах организации и в квартирах членов «Луганской гвардии». Один из лидеров ее молодежного крыла А. Пятерикова опубликовала в соцсетях обращение к общественности, в котором сообщила, что СБУ совместно с депутатом Верховной Рады Украины, лидером ультраправой радикальной партии О. Ляшко организовали охоту на членов «Луганской гвардии», подвергая преследованиям активистов и членов их семей.

20 марта 2014 г. в Одессе активисты «Евромайдана» осадили прокуратуру и на повышенных тонах провели беседу с прокурором области. Дело порой доходило до угроз в его адрес. Их ключевым требованием было «жестко разобраться» и «принять меры» в отношении лагеря и лидеров общественного движения «Куликово поле», выступающего за придание русскому языку статуса государственного и проведение конституционной реформы с целью федерализации Украины.

22 марта 2014 г. Служба безопасности Украины задержала одного из лидеров протестного движения, руководителя так называемого народного ополчения Донбасса М. Чумаченко по подозрению в посягательстве на территориальную целостность Украины.

23 марта 2014 г. Управление Службы безопасности Украины по Закарпатью открыло уголовное производство по факту «посягательства на территориальную целостность и неприкосновенность Украины» и распространение в сети Интернет «сепаратистских призывов». Основанием для этих действий послужил рапорт сотрудника СБУ о том, что неизвестные лица на протяжении января-февраля 2014 г. в сети Интернет публиковали сообщения, содержащие обращение к Президенту Российской Федерации В.В. Путину от имени русинов Закарпатья по поводу признания Республики «Подкарпатская Русь».

26 марта 2014 г. по требованию Совета национальной безопасности и обороны Украины (в целях «обеспечения информационной безопасности страны») Киевский окружной суд принял решение о приостановке вещания на Украине пяти российских телеканалов — «Вести», «Россия-24», «Первый канал», «РТР-Планета» и «НТВ-Мир».

26 марта 2014 г. в Днепропетровске, Харькове и Донецке сторонниками «Правого сектора» избиты горожане, носившие на груди Георгиевские ленточки (символический знак, посвященный празднованию Дня Победы в Великой Отечественной войне).

26 марта 2014 г. в Кировоградской области представителями местной «народной рады» и членами ВО «Свобода» совершено нападение на главного врача ульяновской Центральной районной больницы А. Ткаленко, которого пытались избить прямо в его рабочем кабинете. Вся «вина» врача состояла в его политических убеждениях (состоял в рядах Партии регионов и был назначен прежней властью).

30 марта 2014 г. в Луганске боевики «Евромайдана» напали на палаточный городок активистов «Луганской гвардии». Противники «новой киевской власти» были избиты битами, их палатки порезаны и разломаны. Несколько пострадавших из числа активистов палаточного лагеря были доставлены в больницу со значительными повреждениями головы и конечностей. Показательно, что находившиеся неподалеку от места происшествия милицейские патрули предпочли не вмешиваться.

Дискриминация по этническому и языковому признаку, ксенофобия и расовый экстремизм. Подстрекательство к расовой ненависти

Международный пакт о гражданских и политических правах (16 декабря 1966 г.)

Статья 20. Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.

Рамочная конвенция Совета Европы о защите национальных меньшинств (1 февраля 1995 г.)

Статья 4. Стороны обязуются гарантировать любым лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, право на равенство перед законом и на равную защиту со стороны закона. В связи с этим любая дискриминация, основанная на принадлежности к национальному меньшинству, запрещается.

Статья 6. Стороны поощряют дух терпимости и диалог между культурами, а также принимают эффективные меры по содействию взаимному уважению, взаимопониманию и сотрудничеству между всеми лицами, проживающими на их территории, независимо от их этнической, культурной, языковой или религиозной принадлежности, особенно в области образования, культуры и средств информации.

Статья 10. Стороны обязуются признавать за любым лицом, принадлежащим к национальному меньшинству, право свободно и беспрепятственно пользоваться языком своего меньшинства устно и письменно в частной жизни и публично. Каждое государство-участник обязуется не поощрять, не защищать и не поддерживать расовую дискриминацию, осуществляемую какими бы то ни было лицами или организациями.

Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (21 декабря 1965 г.)

Статья 4. Государства-участники осуждают всякую пропаганду и все организации, основанные на идеях или теориях превосходства одной расы или группы лиц определенного цвета кожи или этнического происхождения, или пытающиеся оправдать, или поощряющие расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме, и обязуются принять немедленные и позитивные меры, направленные на искоренение всякого подстрекательства к такой дискриминации или актов дискриминации, и

а) объявляют караемым по закону преступлением всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, всякое подстрекательство к расовой дискриминации, а также все акты насилия или подстрекательство к таким актам, направленным против любой расы или группы лиц другого цвета кожи или этнического происхождения, а также предоставление любой помощи для проведения расистской деятельности, включая ее финансирование;

b) объявляют противозаконными и запрещают организации, а также организованную и всякую другую пропагандистскую деятельность, которые поощряют расовую дискриминацию и подстрекают к ней, и признают участие в таких организациях или в такой деятельности преступлением, караемым законом;

с) не разрешают национальным или местным органам государственной власти или государственным учреждениям поощрять расовую дискриминацию или подстрекать к ней.

23 ноября 2013 г. на сцене «Евромайдана» выступила поэтесса Диана Камлюк, известная тем, что в 2008 г. была осуждена за соучастие в убийстве выходца из Нигерии, совершенном в 2006 г. на почве расовой нетерпимости. Она прочитала свои стихи из сборника «Голос крови», в том числе расистского и антисемитского содержания. Свое выступление самодеятельная поэтесса завершила восклицанием: «Чтобы вы дожали и не повелись на мольбы жидов! В наших жилах течет украинская кровь белого человека!»

7 декабря 2013 г. в киевском метро появились листовки от имени ВО «Свобода», в которых содержались призывы совершать расправу над евреями, выгонять их «с улиц нашей страны». 22 декабря 2013 г. был осквернен памятник жертвам Холокоста в Николаеве. Несмываемым черным спреем на мемориальной табличке был нарисован перевернутый «сатанинский» крест. В ночь на 1 января 2014 г. на сцене «Евромайдана» был разыгран рождественский вертеп, в ходе которого народный депутат от ВО «Свобода» Богдан Бенюк изображал «жида». Его монолог был актуализацией традиционных антисемитских стереотипов в современных украинских реалиях: «Вчера немножко торговал, сегодня депутатом стал», «Немного людям в долг даю, имею с этого процент», «Восток и запад — все мое, наши люди везде есть» и т.п.

1 января 2014 г. в центре Киеве прошла манифестация в честь 105-й годовщины со дня рождения Степана Бандеры — идеолога и основателя украинского ультранационализма, приспешника германских нацистов. В факельном шествии, которое по этому случаю проводилось ВО «Свобода», приняли участие около 10 тысяч человек.

11 января 2014 г. в Киеве экстремистами совершено нападение на 26-летнего преподавателя киевской синагоги Розенберга, гражданина Израиля Г. Верхтаймера.

17 января 2014 г. после посещения синагоги был жестоко избит 33-летний прихожанин, учащийся иешивы (религиозное учебное заведение) гражданин России Дов-Бер Гликман. Его били руками и ногами, причем, по всей видимости, в носки ботинок были вделаны лезвия, оставлявшие глубокие порезы.

20 января 2014 г. вандалы осквернили мемориал «Скорбящая мать», расположенный в Пушкаревском парке в Полтаве (на месте расстрела 15 тысяч евреев в годы Великой Отечественной войны). Антисемиты нанесли на памятник неонацистский символ и граффити — «Смерть жидам», а также зачеркнули надпись «Память о вас в наших сердцах».

2 февраля 2014 г. в г. Александрия Кировоградской области неизвестные осквернили памятник евреям — жертвам Холокоста (на месте расстрела 2572 евреев). Черной краской вандалы нарисовали свастику и нанесли надписи: «Смерть жидам» и «Zieg heil» (приведено, как в оригинале).

22 февраля 2014 г. член фракции «Батькивщина» В. Яворивский внес в Верховную Раду Украины законопроект, предлагающий отменить норму об ответственности за выражение собственного мнения о преступлениях фашизма.

23 февраля 2014 г. Верховная Рада Украины признала утратившим силу закон «Об основах государственной языковой политики» от 3 июля 2012 г., который наделял статусом регионального русский язык и другие языки национальных меньшинств. «И.о. Президента» Украины А. Турчинов заявил, что не будет подписывать данное решение Рады, однако утвержденный парламентом законопроект пока еще остается «на столе».

24 февраля 2014 г. в г. Броды Львовской области снесли памятник российскому полководцу М.И. Кутузову.

24 февраля 2014 г. в Запорожье четверо экстремистов совершили попытку поджога синагоги.

5 марта 2014 г. координатор «Правого сектора» на Западной Украине Александр Музычко (Сашко Билый) записал и распространил в Интернете видеообращение, в котором призвал «зачистить Украину и Крым» от русскоязычных граждан.

8 марта 2014 г. заместитель назначенного «новыми властями» Украины на пост губернатора Днепропетровской области Б. Филатов на своей страничке в социальной сети Facebook пояснил, как следует поступать с участниками акций, недовольных новой киевской властью: «Нужно давать мразям любые обещания, гарантии и идти на любые уступки. А вешать их будем потом».

8 марта 2014 г. в г. Чигири Черкасской области неизвестные подожгли с помощью «коктейлей Молотова» еврейский памятный знак, установленный в 2012 г. около кладбища, на котором были обнаружены могилы хасидских старейшин. В ночь на 11 марта 2014 г. экстремисты подожгли венгерский монумент, воздвигнутый на Верецком перевале в честь 1100-летия перехода венгров через Карпаты. Этот эпизод стал открытым антивенгерским актом на фоне целой череды событий, прямо или косвенно затрагивающих интересы венгерского меньшинства в Закарпатье. Представители партии ВО «Свобода» потребовали от генеральной прокуратуры страны запретить Демократическую партию венгров Украины (ДПВУ) во главе с единственным депутатом — закарпатским венгром И. Гайдошем. В 2011 г. ВО «Свобода» взяла на себя ответственность за аналогичную акцию по осквернению венгерского мемориала на Верецком перевале.

С 11 марта 2014 г. в Киеве начала работу временная специальная комиссия по подготовке законопроекта «О развитии и применении языков на Украине». Главой комиссии стал вице-спикер Верховной Рады Украины Руслан Кошулинский (ВО «Свобода»). Среди основных членов — Владимир Яворивский (ВО «Батькивщина»), Мария Матиос (партия «Удар») и Ирина Фарион (ВО «Свобода»). Депутаты от Партии регионов планомерно выдавливаются из указанной комиссии. И. Фарион внесла законопроект, предусматривающий уголовную ответственность (7 лет) за разговоры в госучреждениях и общественных местах Украины на русском языке.

13 марта 2014 г. раввин Г. Коэн подвергся нападению неонацистов в Киеве. Его избили и дважды ударили ножом.

14 марта 2014 г. группа неонацистов выследила на улице украинской столицы хасидскую супружескую пару (граждане Израиля и США), направлявшуюся в синагогу. Преследуемые в последний момент успели запрыгнуть в такси, в которое полетели камни.

15 марта 2014 г. пограничники Украины на приднестровском участке молдавско-украинской границы закрыли въезд и выезд для мужчин из России.

16 марта 2014 г. в Днепропетровске около 30 украинских радикал-националистов жестоко избили группу местных подростков за то, что они не стали отвечать на их приветствие «Слава Украине!». Сообщения о таких бандеровских патрулях в Днепропетровске стали регулярными. Город оказался наводнен вооруженными молодчиками, которые патрулируют улицы и адресуют прохожим бандеровское приветствия «Слава Украине!». Если ответ будет неправильным, или человек промолчит, то его избивают. Нередко преступления происходят прямо на глазах у милиции, но «правоохранители» стараются в это не вмешиваться.

17 марта 2014 г. директор департамента информационной политики МИД Украины Е. Перебийнос на официальном брифинге сообщил, что русские не являются коренным народом Украины и, следовательно, не имеют права на самоопределение на украинской территории. Он также заявил, что на Украине существует только четыре коренных народа — украинцы, крымские татары, караимы и крымчаки.

17 марта 2014 г. Дмитрий Н. из Харькова был очевидцем того, как национал-радикалы избили на улице девушку за то, что она разговаривала по мобильному телефону на русском языке.

20 марта 2014 г. этнические чехи, проживающие в Волынской и Житомирской областях (по неофициальным данным, на Украине проживают от 10 до 20 тысяч чехов), обратились к властям Чехии с просьбой о репатриации. В связи с этим председатель Общества волынских чехов Э. Снидевич заявила: «Мы боимся за свою жизнь. Появляются бандиты, которые называют себя „отрядами самообороны“. Впереди нет ничего хорошего».

20 марта 2014 г. группа украинских национал-радикалов напала на венгерских школьников, прибывших в туристическую поездку в Закарпатье из венгерского города Миикольц.

20 марта 2014 г. вооруженные экстремисты ворвались на заседание общественного венгерского совета в г. Берегово Закарпатской области и избили его участников.

С 20 марта 2014 г. в Генеральное консульство России в Харькове начали массово обращаться россияне, проживающие на территории Украины, с жалобами на давление со стороны украинских властей, которые жестко требуют оформить выход из гражданства РФ либо покинуть Украину.

20 марта 2014 г. назначенный на должность губернатора Харьковской области И. Балута сообщил, что в течение последних двух недель на харьковском участке российско-украинской границы украинские пограничники ежесуточно препятствуют въезду на территорию Украины 120–130 российских граждан.

23 марта 2014 г. Дмитрий Е. сообщил, что на предприятии, где он работает, (Локомотивное депо Харьков-Сортировочный ТЧ-10) на совещании работников начальство запретило любую критику «новой власти». В противном случае сотрудника увольняют.

24 марта 2014 г. в Интернете появилась запись телефонного разговора бывшего премьер-министра Украины и кандидата в Президенты Украины Ю. Тимошенко с бывшим заместителем секретаря Совета национальной безопасности Украины Н. Шуфричем, в котором она делает ряд русофобских призывов и заявлений.

24 марта 2014 г. Уполномоченный правительства ФРГ по вопросам переселенцев и национальных меньшинств Х. Кошик заявил, что в Германии обеспокоены положением этнических немцев и других национальных меньшинств на Украине. Центральной власти в Киеве, по его словам, необходимо ясно продемонстрировать свою готовность защищать их права.

28 марта 2014 г. представители общественных организаций этнических венгров Закарпатья обратились к представителям «новой власти» с петицией. В документе они высказывают серьезную озабоченность в связи с тем, что на Украине наблюдается появление вооруженных радикальных элементов, что «вызывает страх и уменьшает чувство безопасности». «Все чаще эти лица намеренно разжигают межнациональные конфликты, в том числе по причине искажения исторических фактов истории Закарпатья, что активно пропагандируется некоторыми СМИ».

Проявления нетерпимости по религиозному признаку, включая угрозы в адрес Украинской Православной Церкви Московского Патриархата

В ночь с 22 на 23 февраля 2014 г. возникла угроза насильственного захвата Киево-Печерской Лавры представителями непризнанного в православном мире «Киевского патриархата». Вечером 22 февраля 2014 г. на Майдане его представители распространили заведомо ложную информацию о якобы существующей угрозе вывоза церковных ценностей Киево-Печерской Лавры за пределы Украины. Со сцены Майдана, а затем в социальных сетях стали распространяться провокационные призывы: «Ребята, срочно все к Лавре! Монахи вывозят из Лавры иконы в Россию! Нельзя дать им это сделать, нельзя такого допустить! Нужно помешать!» В результате в Лавру направилась группа представителей так называемой самообороны Майдана. Около 300 вооруженных людей пришли к стенам Лавры и взяли под контроль все входы и выходы из этого древнего монастыря, решая по своему усмотрению, кого следует, а кого не следует впускать и выпускать.

При выезде из Киево-Печерской Лавры вооруженные дубинками боевики задержали автомобиль Посольства России на Украине и потребовали предоставить автомобиль «для досмотра». В обыске участвовали два депутата Верховной Рады Украины. Когда российский дипломат заметил им, что своими действиями они грубо нарушают Венскую конвенцию о дипломатических сношениях от 17 апреля 1968 г., депутат от партии «Удар» заявил дословно следующее: «За последние три месяца мы уже столько всего нарушили, что это просто ерунда».

В адрес насельников Лавры поступали угрозы и призывы добровольно освободить монастырь. В противном случае, сообщили радикалы, что «как только поступит соответствующий приказ сверху, т.е. от „патриарха“ Филарета из непризнанной Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата (УПЦ КП), они могут применить силу». Прибывшие с ними представители «Киевского патриархата» заявили, что «завтра Верховная Рада Украины примет решение о передаче Лавры Киевскому патриархату, поэтому необходимо освободить монастырь, чтобы избежать кровопролития». Ситуацию в итоге удалось стабилизировать, однако тревожные настроения еще долго не утихали.

24 февраля 2014 г. представители «самообороны Майдана» взяли под контроль Почаевскую Лавру, чтобы, согласно официальному заявлению тернопольских властей, «не допустить вывоза святынь и ценностей». Фактически речь шла о незаконном блокировании входов на территорию монашеской обители.

25 февраля 2014 г. появилась информация о готовящейся попытке захвата духовного комплекса Почаевской Лавры. Чтобы предупредить провокацию, в Лавре начали собираться многочисленные православные верующие, которые заблокировали центральный вход в монастырь и создали сплошную живую стену перед Святыми вратами обители. Данное обстоятельство не позволило приехавшим к Лавре на шести автобусах группам национал-радикалов и раскольников реализовать изначальный замысел.

25 февраля 2014 г. группа из агрессивно настроенных людей в сопровождении журналистов украинского телеканала «1+1» вошла в Сумское епархиальное управление. Лидерами группы были Н.Ф. Карпенко (диакон «Киевского патриархата»), профессор И.П. Мозговой, а также «священник» УПЦ КП в гражданской одежде. Н.Ф. Карпенко потребовал в категорической форме, чтобы архиепископ Сумский и Ахтырский Евлогий совершал совместные службы с раскольническим «архиепископом» Мефодием в Спасо-Преображенском кафедральном соборе Сумы, после чего обвинил духовенство канонической Церкви в нежелании молиться за погибших на Майдане.

В ответ на все аргументы архиепископа Евлогия относительно канонических препятствий в вопросах сослужения ему было заявлено, что в случае отказа «весь Майдан будет здесь, и забросают епархию коктейлями Молотова». За несколько дней до этого происшествия толпа прихожан «Киевского патриархата» заблокировала архиепископа Евлогия в кафедральном соборе и кричала: «Геть московского попа» и «Евлогия — на виселицу».

24 февраля 2014 г. в Новоархангельске Кировоградской области местными властями был передан в собственность представителям «Киевского патриархата» Свято-Владимирский храм, ранее использовавшийся Украинской Православной Церковью Московского Патриархата (УПЦ). Передача осуществлена на основании решения суда, на который было оказано давление демонстрантами, в основном из националистической партии ВО «Свобода».

В 2006 г. настоятель храма втайне от своего церковного руководства и от собственной церковной общины передал здание представителям «Киевского патриархата». После долгих разбирательств в апреле 2013 г. суд вынес вердикт в пользу УПЦ Московского Патриархата, однако раскольники обжаловали судебное решение, накануне спровоцировав столкновения «свободовцев» со священниками и прихожанами УПЦ. В итоге храм был закрыт властями на ремонт, и после победы «Евромайдана» в феврале 2014 г. апелляция раскольников была удовлетворена.

2 марта 2014 г. на заборах и дверях 13 православных храмов в Ковеле Волынской области прихожане обнаружили листовки провокационного содержания, озаглавленные «Геть москаля!». В них содержались грубые оскорбления в адрес священнослужителей УПЦ, а также их фотографии.

В ночь с 7 на 8 марта 2014 г. в селе Солнечное Житомирской области был совершен акт вандализма по отношению к Иоанно-Богословскому храму Житомирской епархии УПЦ. На стенах храма краской было написано: «Продались Москве» и «Москальские жополизы».

25 марта 2014 г. в Северодонецке Луганской области протоиерей УПЦ Московского патриархата доктор богословия отец Олег Трофимов подвергся гонениям и угрозам со стороны властей и активистов местного «Евромайдана» за свою активную гражданскую позицию и антифашистские убеждения. Его перевели на службу в дальний сельский приход за 40 км от дома. В отношении протоиерея проводятся проверки на «служебное соответствие», предъявляются безосновательные обвинения в нецелевом использовании пожертвованных прихожанами денежных средств и т.п. «Правый сектор» внес отца Олега в свой «черный список». В подконтрольных экстремистам СМИ развернута травля священника. В Интернете постоянно распространяются его домашний адрес и номер телефона, сопровождаемые призывами к расправе.

В конце марта видный деятель одной из непризнанных православных конфессий на Украине — так называемой Украинской Автокефальной Православной Церкви (Черкасской епархии) игумен Александр Широков получил письмо с угрозами в свой адрес от имени Национал-социалистической рабочей партии Украины. В нем, в частности, говорилось, что если А. Широков не прекратит в социальных сетях в Интернете «промосковскую и антиконституционную вражью агитацию», данная партия изменит свое «пока еще толерантное и вежливое» отношение к нему. «Мы будем вынуждены ввести более радикальные методы физического или уничтожительного характера к Вам лично и к Вашим родным, включая тех, кто находится в России», — говорится в письме.

Заключение

Вышеизложенные факты наглядно свидетельствуют о том, что носившие поначалу мирный характер акции протеста на «Евромайдане» под воздействием экстремистки настроенных ультранационалистических и неонацистских сил, при активной многоплановой поддержке со стороны США, Европейского союза и его членов, стремительно переросли в силовой мятеж и в итоге — в насильственный захват власти и антиконституционный переворот на Украине. Эти драматические события сопровождались массовыми и грубейшими нарушениями прав и свобод человека со стороны самопровозглашенных властей и их сторонников. В результате вполне обыденным явлением на Украине стали проявления экстремистских, ультранационалистических и неонацистских настроений, религиозная нетерпимость и ксенофобия, неприкрытый шантаж, угрозы и давление со стороны лидеров Майдана на своих оппонентов, «чистки» и аресты в их среде, репрессии и физическое насилие, а порой и просто криминальный беспредел.

Во всех регионах и особенно на юго-востоке страны растет давление украинских национал-радикалов, направляемых де-факто властями в Киеве и их внешними покровителями, на русскоязычных граждан, которые не хотят терять вековые узы, связывающие их с Россией и российской культурой. При этом дела вершатся «по-майдановски» — через угрозы, запугивание, физическое насилие и гнусные попытки вытравить русскую культуру и самосознание среди жителей этих регионов Украины.

К сожалению, все совершенные и совершаемые грубейшие нарушения прав человека и принципа верховенства закона остаются безнаказанными. Более того, бандиты с «Евромайдана», с оружием в руках творившие бесчинства против законных органов власти и гражданских лиц, амнистированы Верховной Радой Украины и объявлены чуть ли не национальными героями. Убеждены, что в случае продолжения беззакония на Украине ситуация там может перерасти в серьезную угрозу региональному миру и безопасности, привести к дальнейшему росту межнациональных и межэтнических противоречий и конфликтов на Украине и в Европе в целом.

Рассчитываем, что это, наконец, осознают в профильных международных структурах, которые в рамках своих мандатов должны внести вклад в решение задачи проведения объективных и не политизированных расследований многочисленных нарушений прав человека и принципа верховенства закона на Украине. Виновные должны понести заслуженное наказание. В противном случае экстремисты всех мастей получат опасный поощрительный сигнал.