Анатолий Бибилов: «События, произошедшие в Южной Осетии до ввода миротворческих сил, кроме как геноцидом назвать невозможно»

14.07.2020 16:19

Алена Джиоты

14 июля 1992 года на основании Соглашения об основных принципах урегулирования грузино-осетинс-кого конфликта, которое было подписано главами России, Грузии, Северной и Южной Осетии, 24 июня 1992 года в зону грузино-югоосетинского конфликта вошли трехсторонние миротворческие силы. Согласно Соглашению, миротворческие силы выполняли поставленные перед ними боевые задачи, а также содействовали оказанию гуманитарной помощи местному населению и местным органам власти в налаживании мирной жизни. Среди тех миротворцев, которые первыми пришли на помощь народу Южной Осетии, был и Президент РЮО Анатолий Бибилов. Верховный главнокомандующий рассказал в интервью газете "Южная Осетия" о службе в рядах миротворцев, отметил значимость миротворческой операции и коснулся сегодняшних политических аспектов.

— Анатолий Ильич, после подписания Дагомысских соглашений летом 1992 года Вы в составе сводного батальона российских миротворцев вернулись на Родину, чтобы поддержать свой многострадальный народ. Прошло уже 28 лет с той памятной даты. Оглядываясь назад, как Вы оцениваете значимость миротворческой операции 1992 года в новейшей истории Южной Осетии?

— В 1992 году я действительно в составе миротворческих сил, будучи командиром взвода Псковской воздушно-десантной дивизии, приехал в Южную Осетию. События, произошедшие в Южной Осетии до ввода миротворческих сил, кроме как геноцидом назвать невозможно. Ввод на территорию Республики Южная Осетия и в целом в зону конфликта смешанных сил по поддержанию мира был в то время необходимым и правильным решением, способствовавшим прекращению кровопролития и перманентной военной агрессии и создавшим предпосылки относительно мирного развития Южной Осетии.

В то же время нельзя сказать, что удалось полностью исключить провокации. К сожалению, мы периодически фиксировали серьезные противоправные действия, сопряженные с унижениями и избиениями осетин. Имело место и совершение тяжких преступлений — убийств мирных граждан, в том числе и осетинских миротворцев, а также блокирование транспортных коммуникаций, повреждение водовода, питающего город Цхинвал. Люди не могли безопасно передвигаться по республике, ехать через села с преимущественным грузинским населением. Это наблюдалось и на Дзауском, и на Знаурском направлениях, а также Ленингорском. Народ Южной Осетии прекрасно помнит это. И тогда миротворческими силами было организовано сопровождение населения, чтобы избежать провокаций и физического воздействия на лиц осетинской национальности.

Характеристики миротворческим операциям давно даны на разных уровнях, и роль российских и осетинских миротворцев в стабилизации ситуации огромна. Миротворческая операция была действительно уникальной, в этом я нисколько не сомневаюсь.

Это, в частности, подчеркивали все участники миротворческой операции и международные структуры, отмечая необходимость ее продолжения, чтобы люди ощущали спокойную жизнь.

Если проводить параллели с периодами до и после ввода миротворцев, то, безусловно, с их приходом в Южной Осетии люди начали улыбаться, строить планы, не боялись шальных пуль, жизнь возвращалась в привычное стабильное русло, хотя война перманентна все равно шла.

Миротворческая операция была важной для населения республики, для обеспечения ее безопасности. Других возможностей для удержания ситуации в стабильном русле на тот момент не было. Но, к сожалению, с приходом к власти в Грузии Михаила Саакашвили позитивные посылы миротворческой миссии по сохранению мира были вырублены на корню, и результатом его преступных действий стала война августа 2008 года.

— Какие воспоминания у Вас связаны со службой в миротворческих силах?

— У меня служба в миротворческих силах делится на два периода – служба в составе российских вооруженных сил и в составе миротворческих сил от Северной Осетии. Воспоминания связаны с повседневной деятельностью — подготовка техники, подразделений, взаимодействие с миротворческими силами от Грузии и России. Эта работа была тогда самой главной. Запомнились также провокации со стороны Грузии и попытка захвата высоты Тлиакан Южной Осетии. Тогда удалось избежать прямого военного конфликта, хотя ситуация была на грани, и в этом важную роль сыграли командующий миротворческими силами Святослав Набздоров и командир Североосетинского батальона Казбек Фриев.

Такая же сложная ситуация сложилась и во время командования Марата Кулахметова. Причем постоянно все нарушения и провокации шли с грузинской стороны. Миротворческий контингент от Грузии состоял из регулярных войск этого государства и, пользуясь статусом миротворцев, они изучали территорию нашей республики, составляли карты и т.д. В нарушение положения о миротворческих силах проводили внеплановые ротации с целью ознакомления как можно большего количества своих подразделений с будущим театром военных действий. Было ясно, что со стороны Грузии последуют непозволительные шаги, она серьезно готовилась к боевым действиям. Это понимали и миротворцы, и народ Южной Осетии. А с приходом Саакашвили грузинская сторона уже не скрывала свою готовность к силовому решению этого вопроса, что она и попыталась реализовать в 2008 году.

Напряженность чувствовалась и в отношении грузинского батальона к североосетинскому и российскому батальонам. Они считали себя не миротворцами, а представителями вооруженных сил Грузии. И если для осетинских и российских миротворцев главное было способствовать сохранению мира, то у грузинского батальона задачи были другие. При этом следует отметить, что среди них были и те, которые осуждали действия Саакашвили. Но насколько это было искренним, сегодня сказать сложно.

— Вы отметили большую роль в проведении миротворческой миссии Набздорова и Фриева. Какую роль сыграл Сергей Шойгу и другие представители миротворческих сил Российской Федерации в установлении мира в Южной Осетии?

— Сергей Кужугетович сыграл огромную роль. В 1992 году он руководил политическим составляющим процесса урегулирования грузино-осетинского конфликта, а военным – заместитель командующего воздушно-десантными войсками Александр Чиндаров. Их имена останутся в истории нашего государства.

Сергею Шойгу приходилось говорить как с политическими деятелями Южной Осетии, так и Грузии. Более того, он был вынужден вести диалог и с неформальными лидерами, которые никому не подчинялись, с той же «Мхедриони» (грузинская националистическая организация, основанная Дж.Иоселиани в 1989 году). Сергей Шойгу отлично справился со всеми поставленными перед ним задачами.

Южная Осетия очень многим обязана Сергею Кужугетовичу, он сыграл важную роль в новейшей истории нашего государства. Перед ним стояла задача – обеспечить спокойствие на территории Южной Осетии, и он ее с честью выполнил.

— Анатолий Ильич, Вы были лично знакомы с Сергеем Ивахненко, «русским парнем с осетинской душой», как его называли. Он оставил теплые воспоминания в сердцах жителей Южной Осетии, проявил себя за время службы в миротворческих силах настоящим профессионалом, всегда готовым встать на защиту Родины…

— Сергей был настоящим офицером, человеком высокой воинской чести. Для него не было невыполнимых задач, как говорят в десантных войсках. Сергей находил выходы из любой сложной ситуации, доводил до логического завершения все поставленные перед собой и личным составом задачи. Я не знаю человека, который не уважал и не любил его за открытость, человечность и профессионализм. Очень жаль, что сегодня его нет рядом с нами, но то, что он сделал для Осетии, для всего югоосетинского народа, дорогого стоит. Память о героях всегда будет в наших сердцах, осетины благодарны каждому защитнику Отечества.

— Продолжая тему защитников Родины. В августе 2008 года российские и осетинские миротворцы, до конца выполнившие свой долг, одними из первых подверглись нападению со стороны грузинских агрессоров, понеся потери. Будет ли руководство Южной Осетии во взаимодействии с российскими партнерами предпринимать шаги для международного осуждения военных преступлений, совершенных против миротворцев?

— Преступления, — и против миротворцев, и против народа Южной Осетии, — безусловно, должны быть осуждены. В первую очередь необходимо осудить руководителей, отдававшие эти приказы. Мы прекрасно понимаем глобальную политику Запада, основанную на двойных стандартах. Все в мире прекрасно знают, что именно Грузия напала на Южную Осетию в 2008 году. Об этом говорится и в докладе Х.Тальявини. Но, к сожалению, структуры, которые должны заниматься вопросами осуждения, слишком предвзяты. Почему мы не общаемся с Международным уголовным судом? Потому что все действия МУС весьма политизированы, они не хотят понимать природу преступлений, совершенных против народа Южной Осетии и миротворцев, и рассматривают территорию Республики Южная Осетия как часть Грузии. Это абсолютно контрпродуктивный подход.

Сегодня и Россия, и Южная Осетия проводят большую работу, чтобы преступления, совершенные Грузией и лично Михаилом Саакашвили в 2008 году против миротворцев и народа Южной Осетии, были осуждены. Эта работа не будет прекращена.

— Решается ли вопрос с пенсиями для военнослужащих осетинского миротворческого батальона и реабилитацией бывших миротворцев, получивших ранения в ходе боевых действий?

— Эти проблемы коснулись и меня лично, как человека, служившего долгие годы в миротворческих силах. Действующий закон не рассматривал срок службы в миротворческих силах как военнослужащего. Мы внесли поправки в нормативные акты и сегодня закон уже приравнивает стаж миротворцев к военному.

Что касается выплат, то этот вопрос тоже решается. В этом направлении была проделана большая работа, подробно изучили и рассмотрели всю документацию, и наконец, пришли к определенному решению. Думаю, в самое ближайшее время каждый миротворец североосетинского батальона получит полагающиеся ему деньги.

— Сегодня близ государственных границ Южной Осетии Грузия периодически наращивает свое присутствие – появляются новые наблюдательные посты, нарушается воздушное пространство Южной Осетии и т.д. Как Вы прокомментируете ситуацию в приграничной зоне?

— Мы должны понимать, что Грузия от провокационных действий против Южной Осетии не откажется. Эти «традиции» выпестованы преступным режимом Михаила Саакашвили, поставившего во главу угла политику государственного терроризма в отношении осетинского народа, и корнями уходят в 1920-е годы прошлого столетия, когда население Южной Осетии подверглось массовому уничтожению.
Очевидно, что целью установления незаконного полицейского поста близ села Цнелис (Уиста) Знаурского района Южной Осетии, равно как и иных противоправных действий, предпринимаемых Грузией, была попытка дестабилизации ситуации и провоцирование Южной Осетии. Также это дает властям Грузии возможность отвлечь грузинское общество от многочисленных внутренних проблем.
Поэтому наша главная задача – не поддаваться на провокации. Я считаю, что мы правильно отреагировали, локализовав их и не дав возможности разворачиваться на этом направлении. Сегодня Комитет государственной безопасности и Пограничное управление РЮО действуют по плану нейтрализации и минимизирования таких угроз.

Безусловно, мы будем добиваться снятия незаконного поста со своей территории и вместе с российскими коллегами плотно работаем в этом направлении. Продолжим работу и в международном формате в рамках Женевских дискуссий.

— Партия «За правду», лидером которой является писатель Захар Прилепин, считает необходимым по результатам референдумов присоединение к России Южной Осетии и Абхазии на правах субъектов РФ. Как Вы можете прокомментировать данное заявление?

— Я отношусь с пониманием к заявлению Захара Прилепина, который является настоящим патриотом российского государства. Мы, осетины, тоже патриоты России, так как всегда считали ее своей исторической родиной. Ведь в 1774 году Осетия вошла в состав Российской империи.

Я бы благодарил Всевышнего, если бы после заявления Прилепина последовали реальные действия, и двумя руками «за» вхождение в состав России, и как президент, и как осетин.

У каждой республики свой путь дальнейшего развития и свой выбор, я же имею право говорить от имени своего народа. Южная Осетия с 1989 года стоит на пути воссоединения с Северной Осетией и вхождения в состав России. Более того, свое стремление народ показал и на референдумах, чтобы, во-первых, остаться в составе Советского Союза, пока он существовал, и, во-вторых – быть в составе Российской Федерации. Мы боролись за независимость от Грузии, а стремление югоосетинского народа всегда было направлено на вхождение в состав России и на объединение народа Осетии. Кроме того, именно за вхождение в состав России, как основу моей платформы, и голосовал югоосетинский народ на последних выборах главы государства.
Спасибо Захару Прилепину за понимание желания осетинского народа.

— Российского императора Александра III называли миротворцем, так как при его правлении Россия на протяжении 13 лет жила в мире и не вела ни единой войны. А 16 лет миротворческие силы охраняли мир на земле Южной Осетии. Что бы Вы пожелали людям, которые устанавливают мир на всей земле?

— Я бы хотел, чтобы мы не считали годы, прожитые в мире и спокойствии, и даже не задумывались о том, сколько времени прошло с последней войны, я бы хотел, чтобы мир на нашей земле стал нормой.
Южная Осетия с 1989 по 2008 годы была в состоянии перманентной войны. Единственное облегчение на землю Южной Осетии принесли миротворческие силы. Но и тогда грузинская сторона умудрялась проводить политику вынужденного ухода осетин со своих исконно исторических земель. Желаю народу Южной Осетии спокойствия.

Благодарен всем миротворцам – и солдатам России, и Осетии – за терпение и правильные действия в деле сохранения мира. Слова отдельной признательности заслуживают командиры МС с российской и осетинской стороны, которые в тесном взаимодействии выполняли миротворческие операции. Каждый из них достоин похвалы, желаю им мира и добра, и спокойствия Республике Южная Осетия.