Почему украинцы не перестанут говорить по-русски

12.03.2020 17:46

Пока Порошенко - младший поет русский рэп в Лондоне, а в Киеве судят журналистку, назвавшую украинский язык смешным, Верховная рада Украины решила пересмотреть скандальный закон о государственном языке, вызвавший немало споров как внутри страны, так и в соседней России.
Вступивший в силу менее года назад закон об исключительном использовании украинского языка во всех сферах, в РФ восприняли как откровенную дискриминацию русскоязычных жителей Украины. Впрочем, и у самих украинцев закон о госязыке восторга не вызвал – ведь в совершенстве мовой владеет далеко не каждый житель страны.  

Если говорить откровенно, то никаких русскоязычных и не русскоязычных украинцев в стране нет. Русским языком владеет практически каждый. Все истории о том, что на русском в Украине говорят лишь «совковые» бабушки и тронувшиеся умом ватники – откровенный миф, место которому где-то посередине между легендами о древних украх и сказками об агентах кремля, засевших в Киеве. Более того, далеко не каждый молодой украинец способен декламировать в оригинале Тараса Шевченко и Лесю Украинку, зато многие неплохо разбираются в русском рэпе и не стесняются его цитировать. Вот, например, сын экс-президента Михаил Порошенко на днях подал согражданам пример - подпевал  российскому рэперу Face в Лондоне. Пора внести его имя в базу «Миротворца»?

Инициатор закона о языке Петр Порошенко был уверен, что государственный язык является фактором национальной безопасности, и пока украинцы будут говорить по-русски, стране угрожает реальная опасность. Однако видеть русского шпиона в каждом говорящем по-русски на улицах условного Харькова или Одессы - абсолютный бред. Ведь по такой логике большинство украинцев - "ватники". Президент сейчас – русскоговорящий. Так что же – страна в опасности?!  

Согласно последним исследованиям, проведенным социологической группой «Рейтинг», около половины граждан Украины предпочитают использовать в быту именно русский язык, а за пределами дома не практикуют его лишь потому, что не хотят вызывать подозрение. И делают это отнюдь не старики, ностальгирующие по Сталину, и не латентные «москали», а самая обычная  украинская молодежь, для которой русский язык, это современный способ коммуникации и, в конце концов, язык, на котором говорили и говорят их родители.  

Известный украинский врач-педиатр Евгений Комаровский, предпочитающий везде говорить на русском, так прокомментировал свой выбор: «Я своей любимой женщине признавался в любви на этом языке, и вы не заставите меня его проклинать, я буду на нем разговаривать». И его трудно в этом упрекать.

Не могут перейти на украинский и те, кому, казалось бы, велено по службе. На днях в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект, в котором предлагается разрешить использование русского языка в повседневной работе депутатов. Как оказалось, далеко не все слуги украинского народа в совершенстве владеют украинским языком. В связи с чем ежедневно приходится обеспечивать перевод их выступлений на украинский и наоборот. Дабы избежать трудностей перевода и, судя по всему, облегчить жизнь всем депутатам разом, им разрешили выступать в парламенте как на русском языке, так и на «иных языках национальных меньшинств».

На суржике говорит половина страны, думая, что он самый правильный и красивый, а носители того, настоящего, встречаются все реже и реже. Большинству украинцев, привычней говорить на русском, как и тем депутатам, что сидят в Раде. И уж точно не получают одобрение те, кто собрался судить украинскую журналистку канала «1+1» лишь за то, что, по ее мнению, комедии на украинском языке смотрятся намного лучше, нежели драмы.  

Ругая советский строй, украинцы не заметили, как в их стране укоренился тот самый тоталитаризм, в котором они обвиняют Россию. Когда человек не говорит на языке, который он любит и знает, лишь потому, что против него начнутся гонения, о какой Европе можно мечтать? Пора прекращать играть в эти игры. И сделать по-настоящему европейский выбор. Для начала, хотя бы разрешить говорить людям на том языке, на котором они хотят.