«Троянский конь» Вашингтона в Средней Азии

25.01.2020 16:30

Соединенные Штаты Америки в рамках реализации стратегии глобального лидерства отводят особую, ключевую роль Центральной Азии, как важной составляющей существующих и будущих крупных транснациональных проектов. Это подтверждается стратегией национальной безопасности США, в которой регион обозначен как «наиболее сложный с точки зрения вызовов и возможностей для национальной безопасности», а также активизацией усилий Белого дома по расширению влияния в среднеазиатских республиках, где еще не созданы необходимые условия для «ручного управления».

Главным препятствием для реализации американских планов является исторически сложившееся ведущее место России в системе приоритетов внешней политики Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана. Кроме того, возросшая экономическая экспансия Пекина в Средней Азии на фоне развязанной американо-китайской «торговой войны» предполагает агрессивное противодействие Штатам.

Однако, учитывая геополитическую концепцию известного американского политолога З.Бжезинского, подчеркивавшего, что «кто владеет Евразией – тот владеет миром...», Белый дом планомерно расширяет свое присутствие в среднеазиатских республиках, используя для этого все доступные механизмы. Судя по содержанию и насыщенности внешнеполитических контактов, одним из приоритетных направлений Государственного департамента США является втягивание в сферу своего влияния стран региона путем развития военного и военно-технического сотрудничества. Стоит отметить, что это «втягивание» начинается по хорошо известному всем сценарию – предоставление «безвозмездной» помощи (финансирование строительства военных объектов, квоты на обучение, поставки небоевой техники, подлежащей списанию и т.п.), привлечение к участию в мероприятиях оперативной и боевой подготовки (учения «Balance Knife», «Balance Knight», «Peace Shield», «Combined Endeavour», «Steppe Eagle», «Southern Strike») и расширение сотрудничества по линии НАТО («Партнерство ради Мира», «Наука ради мира и безопасности», «Процесс планирования и анализа», «Совет Евроатлантического партнерства»).

Со своей стороны руководители государств Средней Азии используют повышенный интерес крупных игроков для укрепления связей с ними и получения финансовых и материальных «даров». Однако такое заигрывание может привести к нежелательным последствиям для всего региона в первую очередь в области безопасности и стабильности.

Не стоит забывать, что президент США Дональд Трамп любит подчеркивать главенство «прагматизма». И верить в то, что предоставление помощи по военной линии является безвозмездным, было бы наивно – бесплатный сыр бывает только в мышеловке.  

У Вашингтона есть своя цель, которую планируется достичь за счет расширения военного и военно-технического сотрудничества со среднеазиатскими республиками. По заявлениям помощника госсекретаря США Кларка Купера и главы Центрального командования ВС США генерала Джозефа Вотела, Штаты стремятся вытеснить Россию с рынка вооружения Центральной Азии. При этом они акцентируют внимание на том, что такая политика проводится без оглядки на уровень американского военного присутствия в Афганистане и дальнейшее развитие ситуации там.
В настоящее время американские дипломаты и военачальники активно подталкивают страны региона к подписанию контрактов на поставки вооружения и участию в совместных учениях вооруженных сил, что в дальнейшем однозначно приведет к негативным последствиям как в политическом, так и в экономическом плане.

Переориентация на американское вооружение прежде всего приведет к необходимости организации обучения военнослужащих американскими инструкторами, которое предусматривает серьезные финансовые затраты. Кроме того, переподготовка предполагает изучение тактики и стратегии ВС США и, соответственно, НАТО с применением только западного вооружения и военной техники, а это создает предпосылки для перехода национальных вооруженных сил на стандарты и оружие США, стоимость которого многими экспертами оценивается как завышенная, не говоря уже о расходах на его содержание. Ярким примером бесполезности американских «даров» является недавняя поставка более трехсот бронеавтомобилей Узбекистану, которые сейчас пылятся из-за невозможности их обслуживания.  

В тоже время логическим развитием подготовки американцами военнослужащих стран региона является привлечение их к своим зарубежным операциям для минимизации собственных расходов, а главное – людских потерь, следуя позиции «не свои – не жалко».  

Другой негативной стороной такого сотрудничества является то, что в ситуации внутригосударственного кризиса такие подразделения чаще других ориентируются на позицию Белого дома, а в остальное время могут выступать в качестве «проповедников западных ценностей» среди населения, влияя на внутриполитические процессы.

Подытоживая, можно сказать, что на текущий момент наблюдается устойчивый и сознательный дрейф лидеров республик Средней Азии в сторону интеграции с военными структурами США и, соответственно, НАТО. Если при этом не будет учтен весь спектр последствий, то в среднесрочной перспективе они де-юре будут союзниками России, а де-факто действовать в интересах США. Очевидно, что такая перспектива вызовет раздражение Москвы и только обострит проблемы региональной безопасности.