Каспийские углеводороды ­- заветная цель Европы

28.01.2020 11:55

Выступая 14 января в Ашхабаде на форуме, посвященном 25-летию постоянного нейтралитета Туркменистана, временный поверенный в делах представительства Европейского Союза в республике Любомир Фреборт заявил, что Брюссель будет способствовать диверсификации рынков экспорта газа Туркменистана. По его словам, импорт голубого топлива из республики является важной частью стратегии ЕС в Центральной Азии. А Европейская комиссия включила проект реализации Транскаспийского газопровода в список приоритетных.

Проект по транзиту туркменских энергоресурсов в Европу обсуждается еще с 2011 года. Он предполагает прокладку 300-километрового трубопровода из Туркменистана в Азербайджан и протянется далее через Турцию в страны ЕС. Ключевой отрезок должен пройти по дну Каспийского моря.

Возобновление интереса Брюсселя к данному проекту объясняется несколькими факторами. Во-первых, европейские государства сокращают собственное производство газа и увеличивают его импорт. Во-вторых, в ЕС далеко не все благожелательно относятся к растущему присутствию на европейском рынке российской компании «Газпром». В конце 2019 года президенты России и Турции запустили газопровод «Турецкий поток», на очереди - «Северный поток-2», открытие которого планируется в 2020 году. В этой связи США и ряд стран ЕС стремятся снизить влияние России и лоббируют альтернативные транспортные маршруты без ее участия. Одно из решений — использование запасов углеводородов республик Центральной Азии. 25 июня 2019 года во время вручения верительных грамот новый посол США в Туркменистане Мэттью Климоу передал письмо Дональда Трампа туркменскому коллеге Гурбангулы Бердымухамедову. В нем подчеркивалось, что Вашингтон окажет особую поддержку реализации задач по экспорту газа на Запад через Транскаспийский газопровод.

В-третьих, подписание в августе 2018 года Конвенции о правовом статусе Каспийского моря оказало влияние на обстановку в регионе. Ее положения являются препятствием для планов ЕС по строительству газопровода. Согласно конвенции, прикаспийские государства имеют право вето на проекты, проходящие по дну Каспийского моря. К тому же Азербайджан, Иран и Туркменистан не пришли к единому мнению по вопросу разграничения дна в южной части Каспия.

Несмотря на предполагаемое участие Азербайджана в проекте, возникает вопрос об объемах транзита азербайджанского и туркменского газа. Баку может отказаться транспортировать по своей территории туркменский газ, если объемы экспорта его собственных углеводородов будут уменьшены. Иран также может воспрепятствовать реализации Транскаспийского газопровода, так как не заинтересован в конкурирующем энергетическом проекте в регионе. Его представители неоднократно заявляли, что строительство газопровода представляет угрозу для экологической безопасности Каспия.

Между тем возникают сомнения о заинтересованности Ашхабада в Транскаспийском газопроводе. Проект требует серьезной проработки вопросов о производственных и транспортных издержках, пунктах закупки газа, ценообразовании. Остро стоит проблема привлечения инвестиций. Для этого необходим поиск внешних инвесторов, что не так уж просто, поскольку строительство газопровода сопряжено с множеством рисков и далеко не все иностранные бизнесмены готовы на них пойти.

Сам же Ашхабад активно продвигает проект газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ). 17 января президент Гурбангулы Бердымухамедов поручил правительству ускорить работы по строительству ТАПИ. В то же время Туркменистан уже является крупнейшим экспортером газа в Китай (более 35 млрд кубометров топлива в 2019 году). В прошлом году подписан пятилетний контракт с Россией на поставку природного газа — 5,5 млрд кубометров «голубого топлива» ежегодно. В данном контексте экспортные возможности Туркменистана реализуются достаточно эффективно и без лишних издержек на транзит и сложные транспортные маршруты.

Как отмечает научный сотрудник Военного колледжа армии США Стивен Бланк в исследовании Института Центральной Азии и Кавказа «Новые перспективы транскаспийских проектов», в настоящее время нет никакой реальной перспективы для Транскаспийского газопровода, так как Туркменистан, который необходим для любого важного газового проекта, договорился о продаже газа России. А у Брюсселя нет никаких признаков понимания того, за счет каких ресурсов и политических усилий можно реализовать задуманное.