Гренландия превращается в“яблоко” раздора между США, Данией и Китаем

23.12.2019 16:58

Гренландия и Фарерские острова могут  стать серьезным препятствием в борьбе приполярных государств  за арктические ресурсы планеты.  Несмотря на то, что регионы достаточно малочисленны (в  Гренландии проживает  50 тысяч человек, а  на Фарерах - чуть более 48 тысяч), их жители все увереннее склоняются к идеe независимости от Датского Королевства.

Причин тому несколько. Среди них  - богатый, но пока еще недостаточно широко используемый энергетический потенциал региона, а также недовольство местного населения политикой датских властей.  Говоря о Фарерах, важно подчеркнуть, что  ключевыми отраслями их  экономики является рыболовство и  овцеводство, а также тюнинг малых судов.  Такая узконаправленная специфика  отнюдь не мешает  им иметь высокий ВВП на  душу населения – более 45 тыс. евро, что на порядок выше, чем в самой континентальной Дании.   При этом и Гренландия, и Фареры  не раз заявляли о своем желании выйти из состава Королевства, и даже проводили референдумы на эту тему.   Если это произойдет,  то Фареры, к примеру, по ВВП на душу населения окажутся на втором месте в Евросоюзе после Люксембурга.

В случае с Гренландией все сложнее. Помимо экономического, у страны есть стратегическое преимущество. Именно поэтому главная  арктическая битва разорачивается именно за нее.  По крайней мере, США  отнюдь не собираются упустить шанс отхватить себе в виде Гренландии “кусок пожирнее” - ведь именно она представляет для них объект особого интереса. Ставки в игре высоки:  шельф острова скрывает энергоресурсов на десятки миллионов евро. Кроме того, Гренландия представляет для США и стратегическое значение. Именно этими двумя факторами и обусловлено желание американцев  “выкупить” Гренландию у датчан.  Об этом еще в августе этого года заявил  президент страны Дональд Трамп.  Озвучил  он и стоимость сделки   - $600 млн.  Однако Дания наотрез отказалась от предложенной главой Белого дома сделки, восприняв  это заявление как очередную сумасбродную выходку американского президента.

Как пишет  газета Wall Street Jurnal, Вашингтон мечтает расширить свое военное присутствие в Арктике, бросив вызов  растущему противостоянию России  и Китая в Арктике. По всей видимости, расположенной на острове крупнейшей авиабазы Туле, где находятся системы раннего предупреждения о ядерном ударе,   США явно недостаточно.  Кроме того, еще в 1959 году  Пентагон начал разработку проекта  “Ледяной Червь”, согласно которому в гренландских льдах должны была быть сформирована  цепь туннелей протяженностью в 4000 км.,  в которых планировалось разместить порядка 6000 ядерных ракет.  В случае внезапной войны они бы накрыли  около 80%  территорий бывшего ССССР и Восточной Европы.

В 1960 году американцы приступили к работам. Для их маскировки (проект скрывали даже от своих ближайших созников – датчан) ЦРУ было предложено построить в Гренландии так называемый “город в леднике”,  в котором западные ученые-инженеры  решали бы “мирные задачи”. Лагерь получил название “Столетие”. В  городе успели пробить 21 туннель общей протяженностью в 21 километр, разместить  несколько лабораторий, кафе, комнаты отдыха и даже часовню. Электричеством город снабжал мобильный ядерный реактор. Численность лагеря составляла 200 человек. Однако в 1962 году работы пришлось свернуть  по причине погодных условий. Дело в том, что из-за толстого слоя снега ледяная крыша над реактором опустилась на полтора метра, и ее пришлось поднимать в аварийном порядке.  Вследствие этого   были серьезно деформированы туннели.   1964 году ситуация стала опасной. Еще  пару лет город проработал на  дизельных генераторах,   и в 1965-ом “Столетие” пришлось экстренно эвакуировать.   Однако если  Трампу все же удастся  договориться с датчанами о покупке Гренландии, американцы могут возобновить работы. А это значит, что остров  получит еще одну  американскую военную базу,  причем – секретного назначения.  

 “Логика в намерениях Трампа очевина,  - отмечает военный аналитик  Эль Мюрид. - В свое время Вашингтон аннексировал Гавайи, а затем, через полвека, включил их в состав США в качестве полноправного штата. Гавайские острова позволяют Штатам контролировать акваторию Тихого океана и являются опорной точкой присутствия Америки в этом регионе мира”. 

Вместе с тем, китайцы имеют довольно неплохие шансы “увести” у Трампа Гренландию. В отличие от Вашингтона, Пекин уже давно  и достаточно успешно осваивает энергетические ресурсы региона.  Благо  он у Гренландии внушительный: она богата  нефтью, ураном, а также редкоземельными металлами  - такими как неодим, празеодим и тербий.  Именно они вызывают самый большой интерес  у Китая и США. Сегодня эти металлы используют для производства сверхпрочных стале и славов, а также широко  применяют в нефтяной промышленности. Без них, в том числе, невозможно выпускать  ветроэнергетические турбины, компьютеры и даже автомобили (речь, в данном случае, идет о гибридах).

При этом важно заметить, что 95% глобального спроса на этот вид энергоресурсов  на международном рынке обеспечивает именно Китай. А США (наряду с Японией и Южной  Кореей) входит  в число крупнейших импортеров. Главная задача Вашингтона заключается в том, чтобы снизить зависимость  поставок из-за рубежа а счет разработки собственных  залежей – особенно в свете сегодняшней конфронтации с Поднебесной.

Настоящим “яблоком раздора”  в этом отношении может стать   гренландское месторождение Кванельельд,  которое является единственным крупным проектом на острове, связанным с горной добычей. Кванельельд занимает шестое место в мире по объемам залежей урана, и второе – оксидов редкоземельных металлов ( их в недрах месторождения содержится порядка 11, 1 млн. тонн).  При этом, согласно  прогнозам экспертов, срок эксплуатациии рудника составляет 37 лет – исходят из скорости переработки руды, которая может составить порядка 3 млн. тонн в год.   “Эти   резервы могут быть бесценными для США в свете торгового спора с Китаем, который ставит под сомнение надёжность поставок в Соединённые Штаты редкоземельных элементов. А ведь они являются важнейшим материалом для электроники, поэтому в интересах Вашингтона обеспечить параллельные каналы поставок этих металлов», - отмечает  эксперт  британской аналитической компании Mining-Technology  Умар Али.

В настоящий момент в месторождение собирается инвестировать австралийская фирма  Greenland Minerals. При этом самым крупным акционером выступает китайская компания  Shenghe (ей принадлежит 12,5% акций). Однако нельзя исключать того, что США все же может “перетянуть на свою сторону” австралийцев, попытавшись блокировать приток китайских инвестиций в  арктический регион,  заключает эксперт.

При этом нельзя не упомянуть и крайне мало изученные месторождения полезных ископаемых Гренландии. Речь идет о двух участках массива  Илимауссак (Соренсен и  так называемая Зона 3), освоением которых никто не  занимаются. Между тем их запасы ,по предврительным подсчетам,  составляют около 900 млн.  тонн различных энергоресурсов.

Против “хозяйствования” Китая в регионе выступает и Дания. Несмотря на достаточно прохладные отношения с Вашингтоном (особенно на фоне последнего заявления Трампа), Копенгаген  выражает солидарность с Вашингтоном, так как опасается растущей экономической мощи Пекина в арктическом регионе. Кроме того, власти Королевства прекрасно осознают, что Гренландия, укрепляя связь с Поднебесной, будет все больше дистанцироваться от датчан. Тем  более, что  гренландцы все чаще начинают задумываться о том, чтобы стать независимымии от  датских властей. Что, в свою очередь, повлечет за собой не только экономические, но и политические проблемы –  примеру, потерю статусности среди государств членов Арктического Совета (ведь Дания входит туда вместе с Гренландией). 

Вместе с тем, учитывая стратегическую заинтересованность Трампа в покупке Гренландии, можно предположить,  что  американский лидер не видит смысла в сохранении острова  под  единоличным контролем датчан. В настоящий момент ситуация видится достаточно стабильной: Нуук, несмотря на свое потенциальное, однако не используемое еще на полную катушку  богатств недр, рыбных ресурсов и стратегически важное географическое положение является  “донорской” частью  Королевства. Около половины бюджета острова является дотациями из государственной казны Копенгагена,  которые, как пишет  The New York Times, составляют  порядка $740  млр. В год ( примерно 13 тысяч долларов  на каждого гренландца). 

Вместе с тем, эксперт по вопросам Эксперт по вопросам Гренландии и Арктики в Университете Роскилле в Дании Расмус Кьергаард Расмуссен опасается, что  ситуация может коренным образом измениться: “В последние годы правительство Дании усилило свое влияние на Гренландию с целью блокирования китайских инвестиций, опасаясь потенциальной зависимости Гренландии от Китая.  Однако вмешательство Копенгагена  вызвало трения с гренландскими лидерами, которые назвали это неоколониализмом. Что, в свою очередь, усилило дискуссии  о стоимости независимости Гренландии и о том, как  за нее платить.  Либо гренландцы продают много рыбы, находят нефть, уран или другие полезные ископаемые и облагают их налогом, либо  - находят новую Данию, нового спонсора для покрытия 740 миллионов долларов.  И этим спонсором вполне могут быть Соединенные Штаты”.

При этом, по мнению эксперта, Трампу будет достаточно просто “взять на содержание” лидеров гренландских сепаратистов, оказать им  информационную  и денежную поддержку через  собственные СМИ и НКО, что, в свою очередь, будет способствовать формированию нужных общественных  настроений и, в конечном итоге, приведет к  выходу Гренландии из состава Датского королевства. Не исключено, что Фареры, чьи жители также стремятся к обретению независимости, ждет схожий сценарий. И в этом отношении“экономическая экспансия” того же Китая будет для  Гренландии и Фарер куда более выгодным вариантом, чем приход в регион Вашингтона.