Центральная Азия - военный полигон для биологов США?

25.03.2019 14:01

В середине марта в Ашхабаде при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) открылась первая в Туркменистане частная лаборатория по безопасности пищевой продукции. В настоящее время введена в строй микробиологическая лаборатория, в сентябре планируется открытие физико-химической лаборатории.

Ранее в Узбекистане в 2007 году была открыта Национальная референс-лаборатория при финансовой поддержке этого же агентства. В 2011 г. построены диагностические лаборатории второго уровня биологической безопасности в Андижане и Фергане. Всего на территории Узбекистана на данный момент функционируют 10 биологических лабораторий. Кроме того, двумя годами ранее в Казахстане на средства Пентагона была создана  биологическая лаборатория, в которой хранятся штаммы особо опасных инфекций. В Таджикистане западными компаниями, аффилированными с оборонной промышленностью США, создана сеть бактериологических лабораторий в Согдийской и Хатлонской областях, в Душанбе и республиканской туберкулезной больнице «Шифо» в Вахдате. Возникает логичный вопрос: почему Центральная Азия так интересует американских биологов?

Несмотря на то, что США декларируют исключительно гражданское назначение деятельности своих лабораторий – обеспечение биологической безопасности постсоветских республик, они могут быть использованы в качестве испытательных полигонов для разработки новых видов биологического оружия.

Во-первых, все объекты возводятся на средства Министерства обороны США, а не Министерства здравоохранения. Стоимость их строительства от 26 до 108 млн. долларов. Это значительно выше обычных затрат на подобные гражданские учреждения, поэтому есть все основания считать, что там может быть размещено дорогостоящее оборудование двойного назначения.

Во-вторых, практика использования американцами подобных объектов показывает, что они выведены из-под национального контроля, функционируют в закрытом режиме. Лаборатории укомплектовываются иностранным персоналом, в том числе обладающим дипломатическим иммунитетом, а представители местного гражданского здравоохранения прямого доступа к этим объектам не имеют. Число сотрудников лабораторий, от 50 до 250 человек, намного превышает количество персонала, необходимого для обслуживания автоматизированных гражданских лабораторий с заявленными целями.

В-третьих, также вызывает вопросы и тот факт, что, хотя обычно вспышки опасных инфекций фиксируются в Африке и Южной Азии, американские военные проявляют повышенный интерес к странам с относительно благополучной эпидемиологической обстановкой, расположенных вблизи границ основных геополитических конкурентов США – России и Китая.

Таким образом, создание биолабораторий в странах Центральной Азии предоставляет Пентагону возможность проводить военные биологические исследования за пределами своей территории, не опасаясь протестов американской общественности. А также обходить международные договоренности о запрещении биологического оружия, тем самым подвергая угрозе заражения опасными инфекциям сотни тысяч людей, поневоле ставшими «подопытными кроликами» в исследованиях американских ученых. По удивительному стечению обстоятельств непонятные вирусы и болезни возникают как раз там, или рядом с территорией, на которой биолаборатории размещены.

Так, например, можно вспомнить о массовом распространении менингита в Казахстане в 2018 этом году со смертельным исходом. При этом вспышки заболевания отмечались в «нетипичное» для этой болезни время – весной и даже в октябре – практически во всех регионах страны, захватывая как взрослых, так и детей. Подобное никогда не отмечалось во все предыдущие годы до появления американской лаборатории в Алматы.

Ведущий эксперт Центра интеграции стран Центральной Азии Улугбек Бабагулов заявил по этому поводу, что «по сути, на территории Восточной Европы, в Закавказье, а теперь и в Центральной Азии американские военные создают боевые опасные вирусы и заболевания, приспособленные к местным условиям и способные уничтожать как сельскохозяйственных животных, так и людей в огромных масштабах».

«Эти учреждения являются своеобразными «биологическими бомбами» Пентагона, расположенными максимально близко к территории потенциального противника, а также дополнительным оружием в будущих войнах. Разработки подобных биолабораторий могут быть использованы уже сейчас, так как мы видим, что современные войны носят гибридный характер, где не обязательно применение ядерного оружия», – считает Улугбек Бабагулов.

Получается, что США превращают страны Центральной Азии в один большой полигон по разработке новых патогенов, в зону отложенной по времени биологической и экологической катастрофы, в территорию, которая может стать театром будущих военных действий. И, к сожалению, Вашингтон демонстрирует полное безразличие к мнению рядовых граждан, на территории проживания которых размещаются биологические лаборатории. А ведь не так давно агентство «Kazakhstan Today» проводило опрос жителей Нур-Султана (бывшая Астана), где 92 % опрошенных на вопрос «Согласны ли Вы с созданием и присутствием в Алматы американской биолаборатории особо опасных инфекций?» ответили «нет».