Союз нерушимый?

15.08.2018 15:06

В конце августа украинское руководство «отпраздновало» 1000 дней с момента последней поставки российского газа на внутренний рынок. С ноября 2015 года Киев прекратил закупки «голубого топлива» у Газпрома (хотя остался транзитером) и перешел на реверс газа из стран Европейского Союза. В конце февраля этого же года лидеры стран Евросоюза одобрили предложенную Еврокомиссией концепцию создания энергетического союза.

В руководстве ЕС тогда не скрывали, что главный мотив Брюсселя при создании Энергосоюза – снизить зависимость от российского газа и не допустить «газового шантажа» со стороны Москвы. Ожидалось, что основной функцией энергетического союза станет создание общего рынка сбыта энергоносителей, интеграция национальных газотранспортных систем европейских стран, а также выстраивание инфраструктуры, объединяющей энергетические сети, прежде всего в Юго-Восточной и Центральной Европе.

Однако эксперты в области энергетики считают, что речь шла о формировании картельной позиции Европейского Союза по отношению к любым поставщикам и поставкам газа. Кроме того, согласно концепции Брюсселя все страны ЕС должны  были платить за газ одинаково, несмотря на уже имеющиеся контракты с Газпромом. Таким образом, получается, что в такой системе заинтересованы те страны, которые не могут договориться с поставщиками о скидках и удобных условиях напрямую.

Это бы означало, что  все дальнейшие решения о сделках принимали не страны ЕС, исходя из своих экономических интересов, а Еврокомиссия, которая  укрепила бы свою власть над членами ЕС и получила новый рычаг давления на Россию. А в условиях «обхода» Газпромом правил Третьего энергопакета, от санкций которого российский поставщик газа уклонился, отказавшись от строительства Южного потока по территории Европы, это могло стать единственным «спасением» для Брюсселя.

Но с момента публикации концепции Энергетического союза прошло уже более трех лет, а «воз и ныне там». Причиной тому стало то, что Европейский союз попал в ловушку собственных правил, законов и принципов. В отличие от представителей брюссельской бюрократии руководство большинства  европейских стран справедливо обеспокоены тем, что единая система закупок станет нарушением законов о конкуренции.

Приоритет собственных интересов стран перед общеевропейскими не удивителен. Ведь политическое будущее Евросоюза не выглядит однозначным на фоне роста числа противоречий между государствами ЕС. В отсутствие внутреннего консенсуса по вопросам интеграции концепция Энергосоюза выльется только в запретительные меры в отношении односторонних действий стран-участниц.  Как это уже произошло с Венгрией, руководство которой все же смогло отстоять свое суверенное право на сотрудничество с Россией в атомной энергетике.
 
Кроме того, реализация проекта Энергетического союза, основой которого является надуманная геополитическая задача по «противодействию российской газовой угрозе», приведет к серьезным тратам бюджета Евросоюза. Ведь изначальное предполагалось, что его финансирование будет вестись в рамках пакета в 315 миллиардов евро, который должен быть направлен на поддержку антикризисных мер, создание рабочих мест и общее стимулирование экономического роста в ЕС. Впрочем, не сообщается, в какую итоговую сумму обойдется европейским налогоплательщикам инициатива еврочиновников.

Таким образом, явно политизированный проект Брюсселя по созданию Энергетического союза является всего лишь очередной попыткой укрепить вертикаль власти в Европейском Союзе. При этом малые государства ЕС должны будут подчиняться диктату «сверху» в ущерб собственной экономики, а взамен получат только обещания о «светлом будущем» в эпоху альтернативной энергии.