Центральная Азия: между медведем, орлом и драконом

12.07.2018 16:19

На прошлой неделе в рамках формата сотрудничества «Страны Центральной Азии – США» (С5+1) состоялась встреча представителей всех принимающих участие в этой инициативе государств. На форуме, прошедшем в Ташкенте, стороны обсудили укрепление сотрудничества в противодействии угрозам экстремизма, терроризма и обеспечении безопасности границ.

Формат С5+1 был создан в сентябре 2015 года по итогам центральноазиатского турне бывшего государственного секретаря США Джона Керри. Основной его целью было провозглашено укрепление взаимодействия с внешнеполитическими ведомствами стран Центральной Азии. Однако было бы ошибочным полагать, что интерес Вашингтона в регионе сосредоточен лишь в политической плоскости. Ведь географическое положение ЦА позволяет контролировать ситуацию на границах с Россией и Китаем в интересах увеличения влияния Соединенных Штатов на процессы, происходящие в регионе.

«Центральная Азия для США является стратегически важным регионом, так как из него удобно контролировать как Россию, так и Китай, поддерживая и нагнетая хаос с целью его дальнейшего направления в нужную сторону», – отмечает по этого поводу узбекский политолог Салим Ашуров. По его словам, особенно важной является возможность контроля над севером Афганистана, граничащим с китайским Синьцзян-Уйгурским автономным районом, в котором активно распространяются идеи исламского движения «Восточный Туркестан»*, а также поддерживается деятельность экстремистской партии Хизб-ут-Тахрир*.

Кроме того, США на фоне санкционной войны против России стремятся добиться от стран Центральной Азии «смены курса», используя экономические и политические проблемы региона. Для этого Вашингтон расширяет деятельность различного рода фондов и неправительственных организаций, вовлекая страны региона в свои проекты.

Таким образом, сегодня четко прослеживаются процессы трансформации Центральной Азии из периферийного региона в регион, в котором все чаще пересекаются интересы крупнейших держав – России, Китая и США. И если для России приоритетом в регионе является обеспечение безопасности, а для Китая – вопросы экономики и логистики, то интересы США в регионе в первую очередь обусловлены стремлением влиять на своих основных геополитических соперников, а также на Иран и Афганистан.

По мнению казахского геополитолога Мурата Абулгазина, «формат С5+1 очень опасен для стран Центральной Азии и не сулит хорошего, как только предложение отвернуться от стратегического сотрудничества с двумя крупными соседями – КНР и РФ. Фактически ЦА в силу географического расположения превращается уже в открытый плацдарм борьбы с КНР, РФ, Ираном».

Политика США по отношению к ЦАР была подробно описана в статье «Долгосрочный план Америки для стран Средней и Юго-Восточной Азии» американской журналистки Барбары Славин для издания Politico. По ее словам, Штаты, в рамках большой стратегии для России и стран Центральной и Юго-Восточной Азии, разработали серьезный и долгосрочный план, исполнение которого началось в 2015 году. В этой стратегии, целью которой является минимизация влияния России и Китая в странах ЦАР и ЮВА, разработан комплексный план для каждой страны региона.

В качестве примера она привела «работу» американцев в Таджикистане. Основными направлениями их деятельности стали: проникновение и внедрение «агентов влияния» в систему безопасности Таджикистана; размещение 250 агентов-консультантов в посольстве США в Душанбе; создание американских общественных организаций по всей стране, а также обеспечение необходимых условий для учебы таджикских элит и людей из правительства Таджикистана, симпатизирующих американцам и европейцам.

Однако, несмотря на попытки США дестабилизировать обстановку в «мягком подбрюшье» России, Москва остается основным партнером для всех государств Центральной Азии. Нас продолжает объединять общее историческое прошлое, экономические связи и культурные ценности. РФ наряду с КНР остаются наиболее заинтересованными в безопасности и стабильности ЦАР державами. Поэтому Москве и Пекину необходимо противостоять проникновению Вашингтона в регион, его попыткам разжечь этнический конфликт в китайском СУАР, а также политике Белого дома по «заморозке» напряженной ситуации в Афганистане. Действуя сообща, русский медведь и китайский дракон смогут противодействовать захватническим амбициям американского орла-коршуна и построить систему взаимодействия, взаимовыгодную для всего Центрально-Азиатского региона.

* Запрещенные на территории России террористические организации