Третий лишний

05.06.2018 10:24

На телеканале BBC в рамках программы «Newsnight» выступила главный врач больницы в Солсбери Кристин Бланшард. По ее словам, поступившие к ним в учреждение пострадавшие от отравления нервно-паралитическим веществом «Новичок» получили квалифицированную помощь медиков совместно с токсикологами из военной лаборатории Портон-Даун.

Но самой интересной в ее заявлении была информация о количестве пациентов — их было трое. Ведь кроме бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии от «Новичка» пострадал сотрудник местной полиции Ник Бэйли, который первым прибыл на место происшествия. Однако с момента инцидента в Солсбери британские СМИ и официальные лица аккуратно обходили стороной обсуждение состояния его здоровья. Поэтому может создаться впечатление, что мужчину, помимо воли попавшего в интригу международных масштабов, попросту спрятали. Видимо британским властям по-прежнему есть, что скрывать от широкой общественности.

Ведь, в отличие от «поправившихся» и уже выписанных из больницы Сергея и Юлии Скрипаль,  информация о местонахождении Ника Бэйли до сих пор остается тайной. Причиной этому возможно является нежелание следствия и спецслужб Великобритании демонстрировать перед публикой одного из основных свидетелей, который может «перемешать карты» всей «стройной» доказательной базы вины России в инциденте.

Отсутствие убедительных доказательств за все время расследования наталкивает на мысль, что отравление Сергея Скрипаля и его дочери было хорошо спланированной, но не согласованной со всеми участниками происходящего провокацией. Двойного агента планировали использовать для начала нового витка антироссийской истерии на Западе в преддверии выборов президента России и чемпионата мира по футболу. При этом вряд ли убийство Скрипаля входило в планы Лондона — ему нужен был живой свидетель, который открыл бы глаза мировой общественности на «козни» Москвы.

Однако «расторопность» полицеского внесла коррективы в общий план провокации. Правительству Великобритании пришлось в срочном порядке форсировать события и «выздороветь» Юлию Скрипаль, аккуратно «отодвинув» в информационном пространстве любые данные о третьем потерпевшем — Нике Бэйли. А ведь он действительно мог внести ясность в несоответсвие первоначальных пугающих прогнозов после отравления веществом, «не оставляющим шансов выжить», и дальнейшим чудесным восставновлении пострадавших в необычайно короткие сроки.

Таким образом, отныне один из важнейших свидетелей мог стать невольным заложником постановки, роли в которой ему первоначально не преднозначалось. Своими безусловно профессиональными дейсвиями он продемонстировал некомпетентность британских спецслужб. К сожалению, провокация отчасти все же удалась — Лондон смог на какое-то время сплотить вокруг себя часть европейских государств на почве солидарности в борьбе против «российской угрозы». Однако сейчас в ситуации, когда даже верные союзники требуют от британских властей предоставить окончательный отчет по расследованию инцидента в Солсбери, «возвращение» полицейского Ника Бэйли может окончательно распороть сшитое белыми нитками «дело Скрипаля».