Первобытный страх "американских ястребов" скрывается под маской русофобии

04.05.2017 17:13

Все то, чем были наполнены российско-американские отношения в период смены администрации Белого дома, трудно назвать "перезагрузкой". Вероятно, это была "робкая пауза" во "второй мировой холодной войне". Истерия и ярость вернулись после того, как президент Дональд Трамп решил, что НАТО совсем "не устарела", сообщает американский политический журнал CounterPunch.

Очевидно, уровень доверия между двумя ядерными сверхдержавами деградирует, полагает политолог Пепе Эскобар. По его мнению, первоначальные усилия Трампа по "перезагрузке" отношений с Москвой были "пущены под откос" общими усилиями Пентагона, Капитолийского холма и ангажированными СМИ. Затем антироссийская истерия была подкреплена "неоднозначным инцидентом" с применением химического оружия в Сирии и последующим "спектаклем" с "Томагавками".

Однако только "кабинетные Стрейнджлавы" (фильм "Доктор Стрейнджлав, или Как я перестал бояться и полюбил бомбу"), этакие фанатичные "компьютерные вояки" могут полагать, что прямое военное столкновение США с Россией или Ираном на сирийской территории выгодно американцам. По сути, Россия одержала победу в Сирии на своих условиях, "помешав возникновению эмирата Такфиристан".

Наконец, попытка госсекретаря Рекса Тиллерсона предъявить ультиматум Кремлю с условием, "либо вы с нами, либо с Дамаском и Тегераном", просто смехотворна и абсурдна. Москва не откажется от своих национальных интересов на Ближнем Востоке и в Центральной Азии ни при каких обстоятельствах.

Сегодняшние реалии мировой политики складываются не в пользу Вашингтона. Это настолько очевидно, что даже "патриарх" американской внешней политики и пожизненный "опекун" президентов Соединенных Штатов Генри Киссинджер призвал к полноценному диалогу с Москвой. Он заметил, что Владимир Путин лишен "имперских амбиций", а отождествление его с "глобальным злом" является грубейшей ошибкой "по существу и по видению перспективы".

Вместе с тем условия, предлагаемые Киссинджером Кремлю, едва ли найдут понимание у российского внешнеполитического истеблишмента. Мэтр дипломатии утверждает, что России ни в коем случае нельзя позволить превратиться в важного игрока на Ближнем Востоке. Совершенно очевидно, что Москва уже является таковым, поскольку оказывает значительную помощь Дамаску и играет "первую скрипку" на переговорах в Астане.

Но самое принципиальное расхождение между Белым домом и Кремлем – в отношении к складывающемуся мировому порядку. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров настаивает на том, что "формирование полицентричной модели мироустройства – это объективный процесс, важно сделать его устойчивым и предсказуемым". Конечно, такие мысли Москвы заставляют Киссинджера и подобных ему политологов делать "кислое выражение лица".

Однако сложившееся российско-китайское стратегическое партнерство – это не что иное, как "похоронный марш" американской гегемонии. В докладе Американо-Китайской комиссии по вопросам экономики и безопасности отмечается, что Китай и Россия переживают "период наивысшего роста двустороннего военного сотрудничества". Безусловно, подобное обстоятельство не может не тревожить Белый дом.

"Партия войны", скандально опозорившись в Ираке и Сирии, ратует за новую военную кампанию – на сей раз в Иране. В связи с этим русофобия и ее вторая ипостась, иранофобия, не исчезнут из геополитической повестки США и НАТО. Тем самым маскируется "первобытный страх" американских "ястребов" перед евразийской интеграцией, которая окончательно оформит контуры многополярного мира.